Welcome to Star Citizen - официальный сайт русскоязычного сообщества

Привет, пилот!

Тебя приветствует космическая станция русскоязычного сообщества Star Citizen. Здесь ты можешь найти ответы на все свои вопросы, ознакомиться с последними новостями игровой вселенной, узнать секреты из многочисленных гайдов и обзоров. Если же ты захочешь поблагодарить авторов, задать вопрос или высказать свое мнение, то тебе придется пройти процедуру регистрации, которая не отнимет у тебя много времени.

MaxVatutin

Портфолио: Argo Astronautics

Благодарю за труды! :)

1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

А картинка то какая! Интересно у меня у одного ассоциация с перевернутым мусоровозом возникла?

0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Автор: FromSiberia
       

      RUSTEC на RSI — Мы ВКонтакте — YouTube — Facebook — Голосовой чат Discord — Twitch — Главное меню
      О корпорации — Вступление в RUSTEC — Вопросы и ответы — Структура — Устав 







        Хотите узнать интересующую вас информацию и лично познакомиться с нашим коллективом?
      Приглашаем вас на наш сервер в Discord!
       

       
    • Автор: Rogue-Jack
      Уставшие, но сконцентрированные на своей цели пилоты, жмут на газ, приближаясь к очередной контрольной точке. Как только они её достигнут, их лётные журналы получат следующие координаты. Пилоты проверяют свои сканеры, вводят курс и летят в пустоту космоса. Для Ши’Анских пилотов, которые решились пройти испытание «Коа и Ко’йа», это будет смыслом жизни, на ближайшие 200-250 часов.

      Коа и Ко’йа, это невероятные гонки на выносливость, которые невероятно популярны среди Ши’Ан. И хотя гонки проводились во многих шианских звёздных системах, по всей Империи Ши’Ан, долгие века, Люди узнали о них только недавно, когда их провели рядом с бывшей Линией Перри, в звёздной системе Хадур. В один из дней, в 2881-м году, ранее открытые сектора этой системы, внезапно оказались закрытыми, и оставались таковыми на протяжении последующих полутора недель (Стандартное Время). Известная журналистка-путешественник из Терра-Гэзетт, Ян Шэррок, как раз была в это время в Хадуре. После того, как её заставили сойти с заранее проложенного курса, она совершила посадку на ближайшей космической станции, и увидела группа Ши’Ан, которые взволнованно наблюдали за настенными экранами. Ян решила узнать, в чём тут дело.

      Как пишет Шэррок: «Я пошла в магазинчик, чтобы купить Сарлака, но владелец магазина был больше заинтересован Ши’Анскими пилотами и их кораблями, а не возможностью заработать на мне денег. Когда я спросила его, что он смотрит, он пробормотал Ши’Анское слово, которое было мне незнакомо, очень приблизительно его можно было перевести, как «священные гонки на дальние дистанции.»

      Шэррок провела все последующие дни на этой космической станции. Она узнала, все, что смогла о Коа и Ко’йа, брала интервью у зрителей, и наблюдала за невероятным финишем гонок, когда три гонщика мчались на полной скорости к последней контрольной точке. Последующая статья, которую написала Шэррок, вызвала огромный интерес у ксенофилов и корабельных энтузиастов, которых заинтересовала продолжительность гонок. Её дневники гонок, привели к появлению огромного количества Людей, в системе Хадур – всех их интересовали только Коа и Ко’йа.

      Несмотря на то, что с 2881-го года, в Хадуре больше не проводились гонки, многие из Людей считают эту систему родным «домом» гонок. Хитрые шианские торговцы, поддерживают интерес к гонкам, продавая различные сувениры, так или иначе относящиеся к Коа и Ко’йа. MISC у которой с Ши’Анами подписан особое ленд-лиз соглашение, регулярно подает прошения, о проведении гонок в Хадуре, чтобы подкрепить интерес Людей к Ши’Анской культуре. После долгих лет споров, правительство Ши’Ан наконец разрешило снова провести гонки Коа и Ко’йа в звёздной системе Хадур, и даже создать специальный раздел гонок, где бы могли соревноваться и Люди.


       
      ДУХОВНЫЙ СПОРТ


       
      Основы Коа и Ко’йа очень легки и просты к пониманию. Хотя они и являются продолжительными, все гонки проходят в одной звёздной системе. Количество систем, которые контролируют Ши’Ане, известно только устроителям гонок, но у Человечества есть доступ только к одной такой системе – Хадур.

      Прежде, чем начнутся гонки, специальное правительственное лицо, из правительства Ши’Ан, выбирает различные контрольные точки и места. Участники гонок не знают специфику маршрута, она становится им известна только перед самым началом. Как только всё начинается, гонщики получают координаты первой контрольной точки. Гонки так и продолжаются, все участники знают только координаты следующей контрольной точки и больше ничего. Гонщик, который достигнет большинства контрольных точек, к концу сета, который длится 200-250 земных часов, и становится победителем. Если двое или больше кораблей проходят одинаковое количество контрольных точек, тогда вступают в действие правила тай-брейка, о которых мы не будем рассказывать, поскольку они слишком сложные и длинные.

      Когда гонщики получают координаты следующей контрольной точки, им так же сообщают расположение путевых станций, расположенных между гонщиком и контрольной точкой. Пилоты должны скоординироваться со своими экипажами, чтобы знать, где им встретиться для отдыха, ремонта и дозаправки. Связь является ключевым инструментом, поскольку команды должны быть готовы к посадке пилота и быть готовыми прийти к нему на подмогу. Не подготовленная команда, подвела очень много пилотов, за всё время проведения гонок.

      По своей сути, Коа и Ко’йа, это испытание выносливости и пилота, и его корабля. Невероятная длина гонок, тестирует и концентрацию, и стойкость Ши’Анских пилотов. Будучи эктотермическими существами, Ши’Ане могут снижать свой метаболизм, чтобы снизить необходимость в пище. И хотя в результате этого, достигается невиданная концентрация, такие стрессовые ситуации требуют длительных и сложных тренировок, которые воздействуют как на тело, так и на разум. Ши’Анских гонщиков учат преодолевать эти трудности, и, если всё получается, сниженный метаболизм, вместе и с усиленной концентрацией, приводят Ши’Ан в эйфорическое состояние, близкое к религиозному экстазу. Победители Коа и Ко’йа считаются просвещенными существами, которые перешли на более высокий духовный уровень, чтобы достичь победы, и после этого их все считают знаменитостями и всячески превозносят.

      Гонки также тестируют их на скорость и надежность кораблей, учитывая уникальные условия звёздных систем, где проводятся соревнования. Например, в Хадуре, несколько контрольных точек спрятаны в астероидном поясе системы, и нужно крайне аккуратно пилотировать корабль, подлетая к солнечной стороне Хадура I, ведь температуры, бушующие там, могут мгновенно расплавить корабль.

      Гонки проходят и в космосе, и в атмосфере. Согласно гоночным экспертам, именно поэтому Коа и Ко’йа 2947-го года в Хадуре, будут уникальными. Атмосферные полёты будут проходить где-то между Хадуром II, и Хадуром III, обе планеты сейчас проходят стадию терраформации. Неизвестные атмосферные условия, делают уникальной точку входа, т.к. полёт в чрезвычайно плотной атмосфере не только усиливает драг корабля, но и может повредить его.


       
      ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР


       
      После десятилетий всё более усиливающегося интереса к гонкам, Ши’Ане наконец разрешили другим расам участвовать в Коа и Ко’йа. Процесс имплементирования этого изменения, был очень долгим, т.к. обширный свод правил гонок было необходимо модифицировать, чтобы он подходил для двух таких разных рас. Согласно Дэниэлу Гордону, который хочет принять участие в гонках на своём Мустанге Бета «настоящее испытание гонок, это заучить все их правила.»

      Пока официальные гоночные лица не поняли, как Человеческое тело отреагирует на стресс от гонок, независимые медицинские эксперты будут прикреплены к каждой Людской команде, чтобы отслеживать жизненно важные показатели пилотов. Если медицинские эксперты решат, что здоровье или безопасность пилота находятся под угрозой, у них есть право остановить гонщика на ближайшей путевой станции, и вывести его из гонок.

      После долгих лет уговоров, гонки наконец вернулись в Хадур, и MISC будет одним из крупнейших спонсоров Коа и Ко’йа. Официальный представитель MISC, Федерика Зейбель, утверждает, что гонки послужат еще одним шагом, к укреплению доверия между Человечеством и Ши’Анами. «Коа и Ко’йа представляет прекрасную возможность для сближения Ши’Анской и Объединенной Земной Империй,» сказал Зейбель на пресс-конференции, перед гонками. «Мы верим, что наша общая любовь к мощным кораблям, будет вратами для лучшего понимания обеих рас.»

      Также это принесет неожиданный всплеск внимания к MISC. Согласно отчётам, MISC потратила годы и огромные суммы, эксклюзивно тренируя команды для этих гонок. Один из пилотов Брайан Блитц, утверждает, что некоторые аспекты MISC Razor, задумывались, уже подразумевая некоторые тонкости Коа и Ко’йа. «Чем больше я тренировался для этих гонок, тем больше я понимал дизайнеров, придумывавших Рейзор. От сиденья и расположения управления в кокпите, до возможности быстрой замены компонентов, я полностью уверен в том, что, управляя этим кораблём, я буду на шаг впереди моих соперников.»

      MISC особо подчеркнула, что Рейзор будут обязательными кораблями, в командах Людей на гонках Коа и Ко’йа. Неизвестно, хочет ли получить MISC дополнительную славу или прибыль, это нам ещё предстоит выяснить. Несмотря на то, кто станет победителем, если гонки станут успешными, тогда Ши’Ане, возможно, сделают Хадур постоянным местом проведения Коа и Ко’йа, но опять же, это всего лишь слухи. Но не важно, кто победит – ведь в выигрыше окажутся все фанаты гонок, по всей галактике.
       
      ИСТОЧНИК - JUMP POINT JANUARY - СТРАНИЦЫ 31-33


    • Автор: Rogue-Jack
      Для такой фанатки космических кораблей, как Одри Тиммерман, Ло был идеальным местом рождения. Каждый день, десятки самых разных кораблей заходили в атмосферу планеты, из переполненных космических путей сверху. Члены семьи, часто вспоминают, как Одри проводила ночи, глядя из окна своей комнаты, в их квартире, что находилась в Башнях Уолдена. Девочка опознавала корабли только по расположению их летных огней. В интервью, данном ей «Тэрра Гэзетт», Тиммерман сказала, что не помнит, когда именно увлеклась кораблями: «Я не помню, что именно было мгновение бац! и я влюбилась в корабли. Скорее, это всегда было со мной.»
       
      Тиммерман выросла в семье с более чем скромным достатком, и они не могли позволить себе купить космический корабль, поэтому родители частенько брали Одри в торговый порт Нью-Джанкшн, чтобы девочка могла понаблюдать за взлетами и посадками кораблей. В 2656-м году, Тииммерман вступила во Флот, надеясь осуществить свою мечту и стать пилотом. К сожалению, её лётные навыки сильно уступали тем, кто уже годами летал на кораблях. Тем не менее, её огромные знания о кораблях и зоркий глаз к деталям, не прошли незамеченными. Она стала механиком, и быстро получила звание старшего механика на фрегате UEEN «Солис». Назначенный на патрулирование Линии Перри, Солис служил мобильным кораблём поддержки для ударных групп истребителей UEE, которые следили за прыжковыми точками Ши’Ан. Она описывала это время как: «скучная рутина, прерываемая моментами ужаса», но всё это изменилось в один миг, когда звено истребителей притащили с собой кое-что – обломки Ши’Анского корабля. И хотя Тиммерман была хорошо знакома с кораблями Бану, из её детства в Кореле, увидеть вживую уникальный дизайн и технологии Ши’Ан, оказалось совсем другим.
       
      После завершения её службы во Флоте, Тиммерман вернулась в Нью-Джанкшн, и открыла «Межгалактическую Аэрокосмическую Ремонтную Мастерскую», в 2667-м году. Мастерская быстро стала известной повсюду, благодаря тому, что там чинили что угодно. В свободные от работы часы, Тиммерман отдавалась своей настоящей страсти – попыткам переделать технологии Ши’Ан, которые она увидела во время службы на Флоте. Отношения между двумя расами в то время были враждебными, поэтому гражданскому лицу, типа Одри, было невозможно заполучить в свои руки какую-то деталь Ши’Анского корабля, и ей оставалось полагаться только на свои воспоминания и изобретательность.
       
       
      СКРОМНОЕ НАЧАЛО
       
       
      В 2670-м, Тиммерман закончила установку Шианских маневровых двигателей на Поби – старую Аврору, которую она назвала в честь своего кота. Опасаясь испытывать корабль на густо населенной планете, Тиммерман и её друзья-энтузиасты, погрузили Поби и ещё несколько сильно модифицированных кораблей в транспортник, и полетели на ближайшую необитаемую планету в Кастор, чтобы опробовать корабли. И хотя это была всего лишь неформальная встреча, историки теперь считают это первым Межгалактическим Аэрокосмическим Экспо.
       
      Первый полёт Поби стал разочарованием, т.к. мощный энергетический всплеск вывел из строя несколько экспериментальных маневровых двигателей. Но Тиммерман не была расстроена неудачей – наоборот, её это подстегнуло продолжать заниматься этим дальше, и прошло немного времени, и любители космических кораблей стали собираться регулярно, обсуждая и изучая, различные созданные ими модификации для кораблей. Ежегодные испытательные полёты на Касторе стали традицией и с годами приобрели популярность в народе.
       
      Одним из членов клуба энтузиастов-любителей кораблей, был Стеффон Диллард – владелец Торгового Центра «Корабли Стеффона», в Нью-Джанкшн. Он сразу понял, что эти собрания быстро набирают популярность, и предложил Тиммерман свою спонсорскую помощь. Он бы поставлял на каждое собрание самые новые корабли, чтобы все люди могли их попробовать, и, возможно, купить некоторые из них. Тиммерман согласилась, но с одним условием – на всех рекламных биллбордах, которые создавал Диллард, должно было быть написано – «Межгалактическое Аэрокосмическое Экспо» (IAE) – чтобы отдать дань мастерской Тиммерман, с которой всё и началось.
       
      В течении следующих десяти лет, выставка стала настолько популярной, что все аутлеты и производители запчастей, боролись за право участвовать в Экспо. Как только это произошло, на Экспо сразу обратили внимание крупные производители кораблей. В 2683-м, RSI стал официальным спонсором IAE, и продолжает быть им до сих пор. Каждый год, все больше и больше новых спонсоров, и стендов появляется на Экспо.
      Идеалисты негодуют, утверждая, что собрания любителей кораблей превратилось в корпорацию, но Тиммерман страстно выступала за расширение выставки. Для неё, Экспо не продалось с потрохами, оно лишь адаптировалось и улучшилось. Её последним пожеланием была передача большей части прибыли, в благотворительную организацию, созданную ею же, под названием «Друзья по Симподу», чьей миссией была возможность обучить детей из бедных семей полётам на кораблях в сим-капсуле.
       
       
      НАРАЩИВАЯ ТЕМП
       
       
      В 2847-м, совет директоров принял решение каждый год проводить IAE в разных местах галактики. Как гласило публичное объяснение «таким образом больше людей увидят самую лучшую выставку вселенной».
      Множество звёздных систем боролись за право провести у себя IAE, и потом получали огромную прибыль, из-за значительного улучшения экономики. Следующие десятилетия выставка перескакивала с планеты на планету, пока её чуть было не отменили в 2913-м году в Ферроне, из-за того, что на Асуре не смогли обеспечить необходимые стандарты по размеру ангаров и энергопотреблению, которые были прописаны в контракте IAE. Сразу после этого, с главой совета директоров IAE связался губернатор Джуна Тзур, с Северуса, который и предложил перенести выставку в звёздную систему Кил. Официальные лица IAE были впечатлены его презентацией, но больше тем, что могла предоставить его планета. На Северусе были построены многочисленные большие ангары (изначально используемые военными), множество свободных посадочных площадок, и более чем гостеприимные условия для всех посетителей выставки. После того, как IAE осталось под впечатлением от увиденного на Кил, Тзур решил «добить» их. Он предложил многочисленные улучшения и обновления уже существующих зданий и оборудования, всё ради того, чтобы IAE согласилась на то, чтобы Северус стал планетой, на которой будет постоянно проходить Экспо. Немного поколебавшись из-за произошедшего на Ферроне, совет директоров созвал голосование, и большинство высказались «за». С тех пор, Межгалактическое Аэрокосмическое Экпо базируется только в Киле.
       
      IAE прошло долгий путь, начиная со скромного собрания любителей кораблей в Касторе. Из-за проблем со страховкой и лицензиями, любителям и новичкам больше не разрешают летать на новых и экспериментальных кораблях. Вместо этого, такие известные пилоты-асы, как Челси Йен и члены известной Флотской «Безбашенной» Эскадрильи 999, показывают мастерство полёта, а производители кораблей и компонентов демонстрируют всем свои новые товары и корабли. Но что самое главное, Межгалактическое Аэрокосмическое Экспо сохранило ту идею, что и несло в самом начале – оно создано для тех мальчиков и девочек, которые по ночам смотрят в небо, и считают, какие летные огни кораблей пролетели над их домом.
       
       
       
      // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ
       
       
      ИСТОЧНИК - СТРАНИЦЫ 36-38
    • Автор: Rogue-Jack
      ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ БРЕМЕНА
       
       
       
      С запуском программы UEE «Мобилизация ополчения», роль ополчения в защите и обороне Империи, вышла на передний план. Сегодняшние инициативы направлены на помощь по вооружению гражданского ополчения, чтобы они могли защитить их родной мир и звёздную систему против вторжения Вандуулов и бандитов. Но существует одна система, где ополчение продолжает веками играть очень важную роль – Бремен – дом всемирно известных Оборонительных Сил Бремена, которые являются самыми длительными и активными силами ополчения в UEE
       
      Бремен был относительно тихой и безопасной приграничной звёздной системой, начиная с его открытия в 2441-м году. Всё это изменилось с началом Второй Теваринской Войны. Армады Корат’Фала использовали партизанскую тактику, ведя непредсказуемую и постоянно меняющуюся войну против Человечества. Поскольку UEE не имела ни малейшего представления, когда или где будет нанесен следующий удар, Империи требовалось создать огромную и постоянно растущую силу, дабы защитить население, то население, которое их и кормило бы. Так случилось, что плодородная почва Райтифа (Бремен II) стала главным поставщиком продуктов для вооруженных сил UEE.
       
      С этой ответственностью пришли и огромное богатство, и неожиданная опасность. Расположение Бремена означало, что нападение Теваринцев крайне маловероятно, но жители системы заметили резкий рост угрозы, исходящей от Людей. Эти бандиты были настолько умны, что избегали нацеленных на них военных патрулей, вместо этого нападая на гражданских, сколотивших состоянии на росте экономики системы.
       
      Филипп Лэттимор чуть было не расстался с жизнью, во время одного из таких бандитских нападений. Этот жизнелюбивый восьмидесятилетний ветеран Первой Теваринской Войны, пытался снова записаться во Флот, когда началась вторая война. После того, как его заявление было крайне вежливо отклонено, Лэттимор сам стал патрулировать систему. Он тратил свои дни, отвечая на призывы о помощи, при этом ведя скрупулезные записи всех своих приключений. В один из дней он откликнулся на призыв о помощи, но натолкнулся на огромную банду, которая как раз в этот момент грабила беспомощную жертву. Он едва выжил после этого столкновения, и, хотя он был близок к смерти (первый раз в жизни), это не остановило его. Даже наоборот, он стал более убежден в своей идее, что нужно пресечь бандитизм в Бремене, и он понял одну вещь: в одиночку он не справится.
       
      В 2605-м Лэттимор встетился с Арктурусом Кёрнером, самым крупным землевладельцем Райтифа - де-факто губернатором этой планеты – и попросил у него денег на создание Оборонительных Сил Бремена (BDF). Как гласит легенда, Лэттимор почти целый час рассказывал о пережитом опыте и его никто не посмел прервать. Он представил детальные отчеты, о том, с чем ему пришлось столкнуться во время патрулирования, подчеркнув крайне высокую криминальную статистику в системе, и яростно утверждал, что для народа Бремена жизненно важно собраться вместе, чтобы отстоять свою систему. Как только он закончил говорить, Кёрнер задал только один вопрос: «Сколько денег вам надо?»
       
      Несколько недель спустя, Оборонительные Силы Бремена уже патрулировали систему. Под четким руководством Лэттимора, преступность в системе быстро снизилась более чем наполовину, и оставалась на низком уровне ещё очень много лет. Быть членом Оборонительных Сил Бремена было большой гордостью для тех, кто не мог, или не хотел сражаться за UEE в Теваринской Войне. Гордая традиция – быть членом ополчения – сохранилась до сих пор.
       
       
      ПРОБЛЕМЫ МИРНОГО ВРЕМЕНИ
       
       
      После окончания Второй Теваринской Войны, потребность в продуктах Райтифа для вооруженных сил UEE резко понизилась, но собрание землевладельцев, известное, как «Мельницы Бремена», не остановило производство. Они стали самым крупным производителем зерна в Империи, и быстро переключили свои силы на производство продукции для гражданских лиц. Безопасность при перевозках этих продуктов, была крайне важна, поэтому Мельницы Бремена быстро поняли, что финансировать Оборонительные Силы Бремена дешевле, чем нанимать частные силы безопасности.
       
      Соглашение было подписано быстро и мирно, но так продолжалось до 2640-го года, когда рухнул рынок зерна. Мельницы Бремена понесли серьезный финансовый урон, и вынуждены были урезать финансирование BDF. В дополнение к этому, миллионы рабочих мест, так или иначе связанных с зерновым рынком были потеряны, и система Бремен воочию увидела, как её население начало сокращаться. Внезапно, судьба BDF оказалась на краю пропасти. Потеря финансирования и отток членов – многие думали, что BDF не переживет этого.
       
      И хотя он отошел от каждодневного управления ополчением, из-за проблем со здоровьем, Филипп Лэттимор, еще раз сделал невозможное, дабы спасти BDF. Он лично посетил известных граждан, прося их о денежной помощи или пожертвовании оборудования, и призвал местных бизнесменов помочь деньгами. Теперь, больше чем когда-либо, утверждал Лэттимор, Бремену нужно сильное ополчение, чтобы защитить свой народ, в это трудное экономическое время.
       
      Многие были против, пока в 2642-м Система Адвокатуры По Безопасным Полетам в Космосе (TSAS), не обновила рейтинг криминальной угрозы Бремена, до «среднего» - самый высокий рейтинг, когда-либо выставляемый TSAS. Волнуясь за репутацию и безопасность Бремена, бизнес и простые люди решили обеспечить спокойствие в системе. Поскольку Оборонительные Силы Бремена уже имели все инструменты, нужные для этого, все поняли, что будет проще и дешевле влить в них деньги, а не поддерживать унизительно слабую полицию Райтифа.
       
      Частные и народные деньги опять полились в копилку BDF, и была запущена широкая кампания по набору добровольцев.
       
      Некоторые гневно утверждали, что основные силы защиты звёздной системы не подчиняются полностью правительству, но было сложно спорить с мощью BDF, так как очень скоро, уровень преступности в системе упал до прежних низких показателей. Всё это воскресило традицию Бремена, полагаться на ополчение, а не обычную полицию, как в других звёздных системах. Это было уникумом, по сравнению с другими системами, и именно этот опыт переняли революционеры, дабы свергнуть режим Мессера.
       
       
      РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПУТЬ
       
       
      С годами, в Бремене появилось множество других организаций ополчения, но никто из них так и не добился такого успеха и славы, как BDF. Репутация звёздной системы, как безопасной, оставалась такой долгое время и была предметом гордости её жителей. Но никто не понимал, что это было лишь из-за того, что режим Мессера не настаивал на установлении более централизованных и подконтрольных только ему сил безопасности. Поскольку с одной стороны на режим Мессера наседали Вандуулы, а с другой – Холодная Война с Ши’Анами, он понимал, что лучше не трогать то, что и так прекрасно работает. Хотя именно децентрализованная природа Оборонительных Сил Бремена позволила анти-мессеровским активистам использовать BDF для своих нужд.
       
      Согласно отчётам, выпущенным во время расследования Комиссии по Правде и Примирению, Мессер провел несколько операций по внедрению своих агентов в ополчение, дабы отслеживать их активность. Ополчение не мешало режиму Мессера и его жестким правилам, и старалось отвести давление от Бремена. Они даже поменяли свой девиз на «Бремен превыше всего», и инструктировали новичков: не обсуждать политику Империи, когда они находятся на посту или патруле. Чтобы избежать образования групп по интересам, напарники в патрулях всё время выбирались случайным образом.
       
      Эти действия помогли ополчению поддерживать свою автономию, все века, пока правил режим Мессера. Но когда волна общественного мнения повернулась против деспотичных правителей, отважная фракция внутри BDF, не сообщая другим членам ополчения, начала использовать BDF, как прикрытие для того, чтобы контрабандно провозить анти-мессеровских активистов через систему. Эта активность достигла своего пика, сразу после Бойни на Гарроне II, в 2792-м.
       
      События этого времени в истории ополчения, описаны в книге «Кольцевая дорога Бремена» - душераздирающей истории о том, что это такое – быть частью «революционного пути». В книге были собраны интервью с бывшими членами ополчения, анти-мессеровскими активистами, выдержками из дневников, и рассекреченными правительственными документами, чтобы обрисовать полную картину того, насколько опасным было тайком перевозить революционеров через систему. Большинство активистов были забраны из их родной системы на Ши’Анскую территорию, а затем – в Никс. Это сделало Бремен портом входа в UEE, и частью сложного и опасного пути. Все верят, что без этого безопасного шлюза обратно в Империю, свержение Императора Линтона Мессера XI было бы не столь быстрым. Это ещё сильнее подчёркивает важность крупных официальных лиц BDF, которые лично гарантировали революционерам безопасный проход через систему.
       
      Почти три с половиной века, Оборонительные Силы Бремена являются тем стандартом, на который должны равняться другие силы ополчения во всей галактике. Состоящие из преданных своему делу добровольцев, и поддерживаемых народом и бизнесом, BDF всегда ставили безопасность своей родной системы превыше всего. Когда RSI искали, к каким силам ополчения обратиться, для помощи при дизайне Поляриса, они сразу подумали о BDF. Члены ополчения помогли разработать дизайн, и были одними из первых, кто купил этот капшип для своего флота. Высшему командованию BDF не терпится испытать Полярис в бою, защищая то, что было для них всех самым главным в жизни – безопасность родной звёздной системы.
       
       
      // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ
       
       
      ИСТОЧНИК - СТРАНИЦЫ 27-30
    • Автор: MaxVatutin
      Портфолио: Имперский Картографический Центр

       
      Первые карты человечества были звездными. Созданные тысячелетия назад, они представляли из себя точки на ночном небе, нарисованные на стенах пещер на Земле. Некоторые воображают, представляли ли те первые картографы, что в один день их потомки смогут посетить те звезды?
       
      Несмотря на то, что методы значительно изменились, Имперский Картографический Центр (Imperial Cartography Center - ICC) продолжает гордую традицию составления карт небесных тел. Это имперское правительственное агентство наиболее известно за станции картографии и сканирования глубокого космоса, а также за элитное подразделение Звездных Топографов, которое дает оценку впервые обнаруженным системам. Однако, обязанности и охват ICC распространяется далеко за пределы этих двух департаментов. Начиная с совместной с ARK работы над поддержанием актуальности звездной карты и до отслеживания кометы Баера на ее пути через систему Стэнтон, Имперское Картографическое Агентство – неотъемлемая часть современных космических путешествий.
       
       
      Расширяя пространство
       
      Сразу после того, как Ник Крошоу успешно провел свой корабль через первую прыжковую точку, исследователи наводнили звезды, одержимые целью помочь человечеству расширить область влияния еще дальше. Однако, начальный период космических исследований был полон опасностей. Экспериментальное и ненадежное оборудование в паре с бескрайним, неизведанным расширением привели к трагическому исчезновению многих исследователей.
       
      Человечество пыталось разрешить задачу о том, как управлять своим растущим доменом. Разнообразные национальные институции еще не были унифицированы, так что существовало множество протоколов, регламентирующих открытие новых систем. Это привело к спору о дате открытия системы Немо в 2364 году, когда в знаменитом судебном разбирательстве две компании спорили о том, кому принадлежат права на координаты прыжковой точки из системы Фора. В то же время, в 2317 году правительство скрыло открытие системы Банши от общественности на многие годы из страха перед ее мощным пульсаром, который представлял угрозу безопасности.
       
      После того, как в 2380 году наконец сформировались Объединенные Нации Земли, они побудили исследователей докладывать о своих открытиях правительству, но оставили картографирование новых систем за частным сектором. Это произошло по причине того, что группа видных и властных политиков посвятила себя поддержанию нового правительства UNE как можно более экономичным и эффективным. Они полагали, что индустрия в частном секторе вырастет и заполнит нишу, и они были правы.
       
      Несколько веков это соглашение работало относительно хорошо. Изначально было неисчислимое количество картографических компаний с собственными кораблями и оборудованием, позволявшим картографировать системы. Однако, у конгломератов не заняло много времени поглощение наиболее многообещающих компаний и вытеснение остальных из бизнеса. Несколько некоммерческих и научных институций выжили и продолжили предоставлять бесплатно или за номинальную цену детальные карты общественности. Но в связи с недостатком финансирования их продукция зачастую требовала годы после открытия очередной системы для выхода на рынок.
       

       
      Ради общественного блага
       
      На протяжении многих лет правительство получало все увеличивающееся количество жалоб на картографические компании за вопиющие неточности или многоуровневые схемы оплаты, которые делали детальные карты недоступными для многих потребителей. Одним из самых гнусных примеров послужило то, что Картографический Концерн Монро не нанес на карту целое астероидное поле в системе Хадриан, так как концерн обещал эксклюзивные права на его разработку одной из горнодобывающих компаний. Это подтолкнуло некоторых политиков к лоббированию контроля над отраслью. Окончательный толчок этому дал Паллаский инцидент. После открытия системы Паллас, компания Gaia Planet Services не смогла просканировать системы должным образом перед попыткой терраформации Палласа III. Лишь после этого они обнаружили, что планета уже была населена Кси’Анами, неизвестным на то время видом. Осознав, что было необходимо регулировать нанесение новых систем на карту, в 2531 году правительство создало Правительственное Картографическое Агентство (Government Cartography Agency - GCA).
       
      Изначально агентству поручили наносить на карту и сканировать все новые системы, а также сделать большую часть текущей географической информации доступной для общественности. Когда в 2546 году Айвар Мессер объявил себя императором, он осознал, что GCA занимает ключевую позицию по контролю знаний об известной вселенной. Некоторое время спустя после приведения его к присяге, частные изготовители карт получили извещение о том, что им следует прекратить деятельность. Создание карт было национализировано, а GCA переименовали в ICC.
       
      При Айваре Мессере в агентство было влито астрономическое количество кредитов. Компании с существенными связями с режимом Мессера получили существенные заказы на высококлассное сканирующее оборудование и неконкурентные заказы на строительство станций сканирования глубокого космоса. ICC быстро внедрилась в некоторые правительственные организации, включая, что наиболее важно, флот. Станции сканирования глубокого космоса присматривали за системами Линии Перри и, в конечном итоге, помогли наблюдать за кланами Вандуулов на западном фронте. В связи с отсутствием какой-либо конкуренции, свойственной частному сектору, ICC стало важным агентством и получило некоторую степень автономности, недоступную для других агентств под властью Мессеров.
       
      В конце концов ICC пустила в ход эту политическую независимость. В 2715, через три года после падения Ориона под натиском Вандуулов, Мессер VIII приказал убрать систему и все прыжковые точки, ведущие к ней, из невоенных карт ради общественного блага. Директор агентства, Лоретта Де Биаско, отказалась, утверждая, что людям в пограничных с Орионом системах будет опаснее не знать, откуда именно может внезапно появиться клан Вандуулов.
       
      Император вышел из себя от непокорности ICC и пригрозил значительно урезать бюджет агентства. Но, к худшему для императора, именитые военные встали на защиту Де Биаско. Некоторые даже угрожали уйти в отставку, если ее уволят или бюджет агентства подвергнется жесткому урезанию. Есть доказательства, что в отношении Де Биаско были запланированы карательные меры за ее неподчинение, но Мессер VIII был зарезан в собственной постели до того, как они были применены.
       
      Так что даже несмотря на то, что ICC долго ассоциировали с Мессерами, оно пережило их падение. Агентство слишком прочно укоренилось в имперскую систему, чтобы быть отброшенным. Оно также показало достаточную независимость, чтобы избежать смену названия, к которой прибегли многие другие агентства ради избавления от ассоциаций с темными временами. Сегодня ICC сканирует пространство с бесчисленных станций в поисках новых прыжковых точек, предоставляет данные в Ark, чтобы поддерживать актуальность звездной карты, и многое другое.
       
       
      Звездные Топографы
       
      ICC также является домом для одной из самых престижных научных организаций – Звездных Топографов (Stellar Surveyors). Это элитное подразделение состоит из людей со многими талантами как из публичного, так и из частного сектора, которые первыми посещают и фиксируют новые системы после их открытия. В начале 30 столетия их оценка системы Стэнтон убедила политиков, что она станет отличным бизнес-центром размером с систему. Недавно они обнаружили систему Кабал лишь для того, чтобы найти покинутые города Теваринцев на Кабале III. Они также столкнулись с самым сложным испытанием всех времен – исследованием и нанесением на карту системы Тамза и черной дыры в ее центре.
       
      «Прокладываем пусть вперед» может быть девизом Звездных Топографов, но также это и верный принцип для всего ICC. Агентство всегда имеет ясный взгляд на будущее, будь то противостояние Мессерам или обнаружение прыжковых точек, которые откроют для UEE новые системы.