Welcome to Star Citizen - официальный сайт русскоязычного сообщества

Привет, пилот!

Тебя приветствует космическая станция русскоязычного сообщества Star Citizen. Здесь ты можешь найти ответы на все свои вопросы, ознакомиться с последними новостями игровой вселенной, узнать секреты из многочисленных гайдов и обзоров. Если же ты захочешь поблагодарить авторов, задать вопрос или высказать свое мнение, то тебе придется пройти процедуру регистрации, которая не отнимет у тебя много времени.

Поиск по сайту: Результаты поиска по тегам 'Портфолио'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории

  • Новости
  • Интервью
  • Корпорации
  • Патчи и обновления
  • Разработка

Категории и разделы

  • Информационный центр
    • Новости
    • Патчноты и дев блоги
    • История Вселенной
  • Вселенная Star Citizen
    • Новым космолетчикам
    • Star Marine
    • Торговля, наука и производство
    • Корабли и модули
    • Миссии
    • Политика
    • Навыки и таланты
  • Коммуникационный центр
    • Обо всем во вселенной Star Citizen
    • Видео вселенной Star Citizen
    • Организации
    • Торговый центр
    • Разговоры
    • Другие игры
    • Творчество пилотов
    • Конкурсы
  • Администрация
    • Обо всем

Блоги

  • Arccorp Bar
  • Головошляп' - блог
  • braum' - блог
  • Перегрузки и их действие
  • Dickens-блог
  • SFD
  • Инфо-бар TERRAтория
  • Космос
  • Desert
  • recover deleted items recycle bin
  • вдумчивый Вамвдул



Фильтр по количеству...

Организация


Звание орг.


Handle

Найдено 9 результатов

  1. Уставшие, но сконцентрированные на своей цели пилоты, жмут на газ, приближаясь к очередной контрольной точке. Как только они её достигнут, их лётные журналы получат следующие координаты. Пилоты проверяют свои сканеры, вводят курс и летят в пустоту космоса. Для Ши’Анских пилотов, которые решились пройти испытание «Коа и Ко’йа», это будет смыслом жизни, на ближайшие 200-250 часов. Коа и Ко’йа, это невероятные гонки на выносливость, которые невероятно популярны среди Ши’Ан. И хотя гонки проводились во многих шианских звёздных системах, по всей Империи Ши’Ан, долгие века, Люди узнали о них только недавно, когда их провели рядом с бывшей Линией Перри, в звёздной системе Хадур. В один из дней, в 2881-м году, ранее открытые сектора этой системы, внезапно оказались закрытыми, и оставались таковыми на протяжении последующих полутора недель (Стандартное Время). Известная журналистка-путешественник из Терра-Гэзетт, Ян Шэррок, как раз была в это время в Хадуре. После того, как её заставили сойти с заранее проложенного курса, она совершила посадку на ближайшей космической станции, и увидела группа Ши’Ан, которые взволнованно наблюдали за настенными экранами. Ян решила узнать, в чём тут дело. Как пишет Шэррок: «Я пошла в магазинчик, чтобы купить Сарлака, но владелец магазина был больше заинтересован Ши’Анскими пилотами и их кораблями, а не возможностью заработать на мне денег. Когда я спросила его, что он смотрит, он пробормотал Ши’Анское слово, которое было мне незнакомо, очень приблизительно его можно было перевести, как «священные гонки на дальние дистанции.» Шэррок провела все последующие дни на этой космической станции. Она узнала, все, что смогла о Коа и Ко’йа, брала интервью у зрителей, и наблюдала за невероятным финишем гонок, когда три гонщика мчались на полной скорости к последней контрольной точке. Последующая статья, которую написала Шэррок, вызвала огромный интерес у ксенофилов и корабельных энтузиастов, которых заинтересовала продолжительность гонок. Её дневники гонок, привели к появлению огромного количества Людей, в системе Хадур – всех их интересовали только Коа и Ко’йа. Несмотря на то, что с 2881-го года, в Хадуре больше не проводились гонки, многие из Людей считают эту систему родным «домом» гонок. Хитрые шианские торговцы, поддерживают интерес к гонкам, продавая различные сувениры, так или иначе относящиеся к Коа и Ко’йа. MISC у которой с Ши’Анами подписан особое ленд-лиз соглашение, регулярно подает прошения, о проведении гонок в Хадуре, чтобы подкрепить интерес Людей к Ши’Анской культуре. После долгих лет споров, правительство Ши’Ан наконец разрешило снова провести гонки Коа и Ко’йа в звёздной системе Хадур, и даже создать специальный раздел гонок, где бы могли соревноваться и Люди. ДУХОВНЫЙ СПОРТ Основы Коа и Ко’йа очень легки и просты к пониманию. Хотя они и являются продолжительными, все гонки проходят в одной звёздной системе. Количество систем, которые контролируют Ши’Ане, известно только устроителям гонок, но у Человечества есть доступ только к одной такой системе – Хадур. Прежде, чем начнутся гонки, специальное правительственное лицо, из правительства Ши’Ан, выбирает различные контрольные точки и места. Участники гонок не знают специфику маршрута, она становится им известна только перед самым началом. Как только всё начинается, гонщики получают координаты первой контрольной точки. Гонки так и продолжаются, все участники знают только координаты следующей контрольной точки и больше ничего. Гонщик, который достигнет большинства контрольных точек, к концу сета, который длится 200-250 земных часов, и становится победителем. Если двое или больше кораблей проходят одинаковое количество контрольных точек, тогда вступают в действие правила тай-брейка, о которых мы не будем рассказывать, поскольку они слишком сложные и длинные. Когда гонщики получают координаты следующей контрольной точки, им так же сообщают расположение путевых станций, расположенных между гонщиком и контрольной точкой. Пилоты должны скоординироваться со своими экипажами, чтобы знать, где им встретиться для отдыха, ремонта и дозаправки. Связь является ключевым инструментом, поскольку команды должны быть готовы к посадке пилота и быть готовыми прийти к нему на подмогу. Не подготовленная команда, подвела очень много пилотов, за всё время проведения гонок. По своей сути, Коа и Ко’йа, это испытание выносливости и пилота, и его корабля. Невероятная длина гонок, тестирует и концентрацию, и стойкость Ши’Анских пилотов. Будучи эктотермическими существами, Ши’Ане могут снижать свой метаболизм, чтобы снизить необходимость в пище. И хотя в результате этого, достигается невиданная концентрация, такие стрессовые ситуации требуют длительных и сложных тренировок, которые воздействуют как на тело, так и на разум. Ши’Анских гонщиков учат преодолевать эти трудности, и, если всё получается, сниженный метаболизм, вместе и с усиленной концентрацией, приводят Ши’Ан в эйфорическое состояние, близкое к религиозному экстазу. Победители Коа и Ко’йа считаются просвещенными существами, которые перешли на более высокий духовный уровень, чтобы достичь победы, и после этого их все считают знаменитостями и всячески превозносят. Гонки также тестируют их на скорость и надежность кораблей, учитывая уникальные условия звёздных систем, где проводятся соревнования. Например, в Хадуре, несколько контрольных точек спрятаны в астероидном поясе системы, и нужно крайне аккуратно пилотировать корабль, подлетая к солнечной стороне Хадура I, ведь температуры, бушующие там, могут мгновенно расплавить корабль. Гонки проходят и в космосе, и в атмосфере. Согласно гоночным экспертам, именно поэтому Коа и Ко’йа 2947-го года в Хадуре, будут уникальными. Атмосферные полёты будут проходить где-то между Хадуром II, и Хадуром III, обе планеты сейчас проходят стадию терраформации. Неизвестные атмосферные условия, делают уникальной точку входа, т.к. полёт в чрезвычайно плотной атмосфере не только усиливает драг корабля, но и может повредить его. ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР После десятилетий всё более усиливающегося интереса к гонкам, Ши’Ане наконец разрешили другим расам участвовать в Коа и Ко’йа. Процесс имплементирования этого изменения, был очень долгим, т.к. обширный свод правил гонок было необходимо модифицировать, чтобы он подходил для двух таких разных рас. Согласно Дэниэлу Гордону, который хочет принять участие в гонках на своём Мустанге Бета «настоящее испытание гонок, это заучить все их правила.» Пока официальные гоночные лица не поняли, как Человеческое тело отреагирует на стресс от гонок, независимые медицинские эксперты будут прикреплены к каждой Людской команде, чтобы отслеживать жизненно важные показатели пилотов. Если медицинские эксперты решат, что здоровье или безопасность пилота находятся под угрозой, у них есть право остановить гонщика на ближайшей путевой станции, и вывести его из гонок. После долгих лет уговоров, гонки наконец вернулись в Хадур, и MISC будет одним из крупнейших спонсоров Коа и Ко’йа. Официальный представитель MISC, Федерика Зейбель, утверждает, что гонки послужат еще одним шагом, к укреплению доверия между Человечеством и Ши’Анами. «Коа и Ко’йа представляет прекрасную возможность для сближения Ши’Анской и Объединенной Земной Империй,» сказал Зейбель на пресс-конференции, перед гонками. «Мы верим, что наша общая любовь к мощным кораблям, будет вратами для лучшего понимания обеих рас.» Также это принесет неожиданный всплеск внимания к MISC. Согласно отчётам, MISC потратила годы и огромные суммы, эксклюзивно тренируя команды для этих гонок. Один из пилотов Брайан Блитц, утверждает, что некоторые аспекты MISC Razor, задумывались, уже подразумевая некоторые тонкости Коа и Ко’йа. «Чем больше я тренировался для этих гонок, тем больше я понимал дизайнеров, придумывавших Рейзор. От сиденья и расположения управления в кокпите, до возможности быстрой замены компонентов, я полностью уверен в том, что, управляя этим кораблём, я буду на шаг впереди моих соперников.» MISC особо подчеркнула, что Рейзор будут обязательными кораблями, в командах Людей на гонках Коа и Ко’йа. Неизвестно, хочет ли получить MISC дополнительную славу или прибыль, это нам ещё предстоит выяснить. Несмотря на то, кто станет победителем, если гонки станут успешными, тогда Ши’Ане, возможно, сделают Хадур постоянным местом проведения Коа и Ко’йа, но опять же, это всего лишь слухи. Но не важно, кто победит – ведь в выигрыше окажутся все фанаты гонок, по всей галактике. ИСТОЧНИК - JUMP POINT JANUARY - СТРАНИЦЫ 31-33
  2. Для такой фанатки космических кораблей, как Одри Тиммерман, Ло был идеальным местом рождения. Каждый день, десятки самых разных кораблей заходили в атмосферу планеты, из переполненных космических путей сверху. Члены семьи, часто вспоминают, как Одри проводила ночи, глядя из окна своей комнаты, в их квартире, что находилась в Башнях Уолдена. Девочка опознавала корабли только по расположению их летных огней. В интервью, данном ей «Тэрра Гэзетт», Тиммерман сказала, что не помнит, когда именно увлеклась кораблями: «Я не помню, что именно было мгновение бац! и я влюбилась в корабли. Скорее, это всегда было со мной.» Тиммерман выросла в семье с более чем скромным достатком, и они не могли позволить себе купить космический корабль, поэтому родители частенько брали Одри в торговый порт Нью-Джанкшн, чтобы девочка могла понаблюдать за взлетами и посадками кораблей. В 2656-м году, Тииммерман вступила во Флот, надеясь осуществить свою мечту и стать пилотом. К сожалению, её лётные навыки сильно уступали тем, кто уже годами летал на кораблях. Тем не менее, её огромные знания о кораблях и зоркий глаз к деталям, не прошли незамеченными. Она стала механиком, и быстро получила звание старшего механика на фрегате UEEN «Солис». Назначенный на патрулирование Линии Перри, Солис служил мобильным кораблём поддержки для ударных групп истребителей UEE, которые следили за прыжковыми точками Ши’Ан. Она описывала это время как: «скучная рутина, прерываемая моментами ужаса», но всё это изменилось в один миг, когда звено истребителей притащили с собой кое-что – обломки Ши’Анского корабля. И хотя Тиммерман была хорошо знакома с кораблями Бану, из её детства в Кореле, увидеть вживую уникальный дизайн и технологии Ши’Ан, оказалось совсем другим. После завершения её службы во Флоте, Тиммерман вернулась в Нью-Джанкшн, и открыла «Межгалактическую Аэрокосмическую Ремонтную Мастерскую», в 2667-м году. Мастерская быстро стала известной повсюду, благодаря тому, что там чинили что угодно. В свободные от работы часы, Тиммерман отдавалась своей настоящей страсти – попыткам переделать технологии Ши’Ан, которые она увидела во время службы на Флоте. Отношения между двумя расами в то время были враждебными, поэтому гражданскому лицу, типа Одри, было невозможно заполучить в свои руки какую-то деталь Ши’Анского корабля, и ей оставалось полагаться только на свои воспоминания и изобретательность. СКРОМНОЕ НАЧАЛО В 2670-м, Тиммерман закончила установку Шианских маневровых двигателей на Поби – старую Аврору, которую она назвала в честь своего кота. Опасаясь испытывать корабль на густо населенной планете, Тиммерман и её друзья-энтузиасты, погрузили Поби и ещё несколько сильно модифицированных кораблей в транспортник, и полетели на ближайшую необитаемую планету в Кастор, чтобы опробовать корабли. И хотя это была всего лишь неформальная встреча, историки теперь считают это первым Межгалактическим Аэрокосмическим Экспо. Первый полёт Поби стал разочарованием, т.к. мощный энергетический всплеск вывел из строя несколько экспериментальных маневровых двигателей. Но Тиммерман не была расстроена неудачей – наоборот, её это подстегнуло продолжать заниматься этим дальше, и прошло немного времени, и любители космических кораблей стали собираться регулярно, обсуждая и изучая, различные созданные ими модификации для кораблей. Ежегодные испытательные полёты на Касторе стали традицией и с годами приобрели популярность в народе. Одним из членов клуба энтузиастов-любителей кораблей, был Стеффон Диллард – владелец Торгового Центра «Корабли Стеффона», в Нью-Джанкшн. Он сразу понял, что эти собрания быстро набирают популярность, и предложил Тиммерман свою спонсорскую помощь. Он бы поставлял на каждое собрание самые новые корабли, чтобы все люди могли их попробовать, и, возможно, купить некоторые из них. Тиммерман согласилась, но с одним условием – на всех рекламных биллбордах, которые создавал Диллард, должно было быть написано – «Межгалактическое Аэрокосмическое Экспо» (IAE) – чтобы отдать дань мастерской Тиммерман, с которой всё и началось. В течении следующих десяти лет, выставка стала настолько популярной, что все аутлеты и производители запчастей, боролись за право участвовать в Экспо. Как только это произошло, на Экспо сразу обратили внимание крупные производители кораблей. В 2683-м, RSI стал официальным спонсором IAE, и продолжает быть им до сих пор. Каждый год, все больше и больше новых спонсоров, и стендов появляется на Экспо. Идеалисты негодуют, утверждая, что собрания любителей кораблей превратилось в корпорацию, но Тиммерман страстно выступала за расширение выставки. Для неё, Экспо не продалось с потрохами, оно лишь адаптировалось и улучшилось. Её последним пожеланием была передача большей части прибыли, в благотворительную организацию, созданную ею же, под названием «Друзья по Симподу», чьей миссией была возможность обучить детей из бедных семей полётам на кораблях в сим-капсуле. НАРАЩИВАЯ ТЕМП В 2847-м, совет директоров принял решение каждый год проводить IAE в разных местах галактики. Как гласило публичное объяснение «таким образом больше людей увидят самую лучшую выставку вселенной». Множество звёздных систем боролись за право провести у себя IAE, и потом получали огромную прибыль, из-за значительного улучшения экономики. Следующие десятилетия выставка перескакивала с планеты на планету, пока её чуть было не отменили в 2913-м году в Ферроне, из-за того, что на Асуре не смогли обеспечить необходимые стандарты по размеру ангаров и энергопотреблению, которые были прописаны в контракте IAE. Сразу после этого, с главой совета директоров IAE связался губернатор Джуна Тзур, с Северуса, который и предложил перенести выставку в звёздную систему Кил. Официальные лица IAE были впечатлены его презентацией, но больше тем, что могла предоставить его планета. На Северусе были построены многочисленные большие ангары (изначально используемые военными), множество свободных посадочных площадок, и более чем гостеприимные условия для всех посетителей выставки. После того, как IAE осталось под впечатлением от увиденного на Кил, Тзур решил «добить» их. Он предложил многочисленные улучшения и обновления уже существующих зданий и оборудования, всё ради того, чтобы IAE согласилась на то, чтобы Северус стал планетой, на которой будет постоянно проходить Экспо. Немного поколебавшись из-за произошедшего на Ферроне, совет директоров созвал голосование, и большинство высказались «за». С тех пор, Межгалактическое Аэрокосмическое Экпо базируется только в Киле. IAE прошло долгий путь, начиная со скромного собрания любителей кораблей в Касторе. Из-за проблем со страховкой и лицензиями, любителям и новичкам больше не разрешают летать на новых и экспериментальных кораблях. Вместо этого, такие известные пилоты-асы, как Челси Йен и члены известной Флотской «Безбашенной» Эскадрильи 999, показывают мастерство полёта, а производители кораблей и компонентов демонстрируют всем свои новые товары и корабли. Но что самое главное, Межгалактическое Аэрокосмическое Экспо сохранило ту идею, что и несло в самом начале – оно создано для тех мальчиков и девочек, которые по ночам смотрят в небо, и считают, какие летные огни кораблей пролетели над их домом. // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ ИСТОЧНИК - СТРАНИЦЫ 36-38
  3. ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ БРЕМЕНА С запуском программы UEE «Мобилизация ополчения», роль ополчения в защите и обороне Империи, вышла на передний план. Сегодняшние инициативы направлены на помощь по вооружению гражданского ополчения, чтобы они могли защитить их родной мир и звёздную систему против вторжения Вандуулов и бандитов. Но существует одна система, где ополчение продолжает веками играть очень важную роль – Бремен – дом всемирно известных Оборонительных Сил Бремена, которые являются самыми длительными и активными силами ополчения в UEE Бремен был относительно тихой и безопасной приграничной звёздной системой, начиная с его открытия в 2441-м году. Всё это изменилось с началом Второй Теваринской Войны. Армады Корат’Фала использовали партизанскую тактику, ведя непредсказуемую и постоянно меняющуюся войну против Человечества. Поскольку UEE не имела ни малейшего представления, когда или где будет нанесен следующий удар, Империи требовалось создать огромную и постоянно растущую силу, дабы защитить население, то население, которое их и кормило бы. Так случилось, что плодородная почва Райтифа (Бремен II) стала главным поставщиком продуктов для вооруженных сил UEE. С этой ответственностью пришли и огромное богатство, и неожиданная опасность. Расположение Бремена означало, что нападение Теваринцев крайне маловероятно, но жители системы заметили резкий рост угрозы, исходящей от Людей. Эти бандиты были настолько умны, что избегали нацеленных на них военных патрулей, вместо этого нападая на гражданских, сколотивших состоянии на росте экономики системы. Филипп Лэттимор чуть было не расстался с жизнью, во время одного из таких бандитских нападений. Этот жизнелюбивый восьмидесятилетний ветеран Первой Теваринской Войны, пытался снова записаться во Флот, когда началась вторая война. После того, как его заявление было крайне вежливо отклонено, Лэттимор сам стал патрулировать систему. Он тратил свои дни, отвечая на призывы о помощи, при этом ведя скрупулезные записи всех своих приключений. В один из дней он откликнулся на призыв о помощи, но натолкнулся на огромную банду, которая как раз в этот момент грабила беспомощную жертву. Он едва выжил после этого столкновения, и, хотя он был близок к смерти (первый раз в жизни), это не остановило его. Даже наоборот, он стал более убежден в своей идее, что нужно пресечь бандитизм в Бремене, и он понял одну вещь: в одиночку он не справится. В 2605-м Лэттимор встетился с Арктурусом Кёрнером, самым крупным землевладельцем Райтифа - де-факто губернатором этой планеты – и попросил у него денег на создание Оборонительных Сил Бремена (BDF). Как гласит легенда, Лэттимор почти целый час рассказывал о пережитом опыте и его никто не посмел прервать. Он представил детальные отчеты, о том, с чем ему пришлось столкнуться во время патрулирования, подчеркнув крайне высокую криминальную статистику в системе, и яростно утверждал, что для народа Бремена жизненно важно собраться вместе, чтобы отстоять свою систему. Как только он закончил говорить, Кёрнер задал только один вопрос: «Сколько денег вам надо?» Несколько недель спустя, Оборонительные Силы Бремена уже патрулировали систему. Под четким руководством Лэттимора, преступность в системе быстро снизилась более чем наполовину, и оставалась на низком уровне ещё очень много лет. Быть членом Оборонительных Сил Бремена было большой гордостью для тех, кто не мог, или не хотел сражаться за UEE в Теваринской Войне. Гордая традиция – быть членом ополчения – сохранилась до сих пор. ПРОБЛЕМЫ МИРНОГО ВРЕМЕНИ После окончания Второй Теваринской Войны, потребность в продуктах Райтифа для вооруженных сил UEE резко понизилась, но собрание землевладельцев, известное, как «Мельницы Бремена», не остановило производство. Они стали самым крупным производителем зерна в Империи, и быстро переключили свои силы на производство продукции для гражданских лиц. Безопасность при перевозках этих продуктов, была крайне важна, поэтому Мельницы Бремена быстро поняли, что финансировать Оборонительные Силы Бремена дешевле, чем нанимать частные силы безопасности. Соглашение было подписано быстро и мирно, но так продолжалось до 2640-го года, когда рухнул рынок зерна. Мельницы Бремена понесли серьезный финансовый урон, и вынуждены были урезать финансирование BDF. В дополнение к этому, миллионы рабочих мест, так или иначе связанных с зерновым рынком были потеряны, и система Бремен воочию увидела, как её население начало сокращаться. Внезапно, судьба BDF оказалась на краю пропасти. Потеря финансирования и отток членов – многие думали, что BDF не переживет этого. И хотя он отошел от каждодневного управления ополчением, из-за проблем со здоровьем, Филипп Лэттимор, еще раз сделал невозможное, дабы спасти BDF. Он лично посетил известных граждан, прося их о денежной помощи или пожертвовании оборудования, и призвал местных бизнесменов помочь деньгами. Теперь, больше чем когда-либо, утверждал Лэттимор, Бремену нужно сильное ополчение, чтобы защитить свой народ, в это трудное экономическое время. Многие были против, пока в 2642-м Система Адвокатуры По Безопасным Полетам в Космосе (TSAS), не обновила рейтинг криминальной угрозы Бремена, до «среднего» - самый высокий рейтинг, когда-либо выставляемый TSAS. Волнуясь за репутацию и безопасность Бремена, бизнес и простые люди решили обеспечить спокойствие в системе. Поскольку Оборонительные Силы Бремена уже имели все инструменты, нужные для этого, все поняли, что будет проще и дешевле влить в них деньги, а не поддерживать унизительно слабую полицию Райтифа. Частные и народные деньги опять полились в копилку BDF, и была запущена широкая кампания по набору добровольцев. Некоторые гневно утверждали, что основные силы защиты звёздной системы не подчиняются полностью правительству, но было сложно спорить с мощью BDF, так как очень скоро, уровень преступности в системе упал до прежних низких показателей. Всё это воскресило традицию Бремена, полагаться на ополчение, а не обычную полицию, как в других звёздных системах. Это было уникумом, по сравнению с другими системами, и именно этот опыт переняли революционеры, дабы свергнуть режим Мессера. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПУТЬ С годами, в Бремене появилось множество других организаций ополчения, но никто из них так и не добился такого успеха и славы, как BDF. Репутация звёздной системы, как безопасной, оставалась такой долгое время и была предметом гордости её жителей. Но никто не понимал, что это было лишь из-за того, что режим Мессера не настаивал на установлении более централизованных и подконтрольных только ему сил безопасности. Поскольку с одной стороны на режим Мессера наседали Вандуулы, а с другой – Холодная Война с Ши’Анами, он понимал, что лучше не трогать то, что и так прекрасно работает. Хотя именно децентрализованная природа Оборонительных Сил Бремена позволила анти-мессеровским активистам использовать BDF для своих нужд. Согласно отчётам, выпущенным во время расследования Комиссии по Правде и Примирению, Мессер провел несколько операций по внедрению своих агентов в ополчение, дабы отслеживать их активность. Ополчение не мешало режиму Мессера и его жестким правилам, и старалось отвести давление от Бремена. Они даже поменяли свой девиз на «Бремен превыше всего», и инструктировали новичков: не обсуждать политику Империи, когда они находятся на посту или патруле. Чтобы избежать образования групп по интересам, напарники в патрулях всё время выбирались случайным образом. Эти действия помогли ополчению поддерживать свою автономию, все века, пока правил режим Мессера. Но когда волна общественного мнения повернулась против деспотичных правителей, отважная фракция внутри BDF, не сообщая другим членам ополчения, начала использовать BDF, как прикрытие для того, чтобы контрабандно провозить анти-мессеровских активистов через систему. Эта активность достигла своего пика, сразу после Бойни на Гарроне II, в 2792-м. События этого времени в истории ополчения, описаны в книге «Кольцевая дорога Бремена» - душераздирающей истории о том, что это такое – быть частью «революционного пути». В книге были собраны интервью с бывшими членами ополчения, анти-мессеровскими активистами, выдержками из дневников, и рассекреченными правительственными документами, чтобы обрисовать полную картину того, насколько опасным было тайком перевозить революционеров через систему. Большинство активистов были забраны из их родной системы на Ши’Анскую территорию, а затем – в Никс. Это сделало Бремен портом входа в UEE, и частью сложного и опасного пути. Все верят, что без этого безопасного шлюза обратно в Империю, свержение Императора Линтона Мессера XI было бы не столь быстрым. Это ещё сильнее подчёркивает важность крупных официальных лиц BDF, которые лично гарантировали революционерам безопасный проход через систему. Почти три с половиной века, Оборонительные Силы Бремена являются тем стандартом, на который должны равняться другие силы ополчения во всей галактике. Состоящие из преданных своему делу добровольцев, и поддерживаемых народом и бизнесом, BDF всегда ставили безопасность своей родной системы превыше всего. Когда RSI искали, к каким силам ополчения обратиться, для помощи при дизайне Поляриса, они сразу подумали о BDF. Члены ополчения помогли разработать дизайн, и были одними из первых, кто купил этот капшип для своего флота. Высшему командованию BDF не терпится испытать Полярис в бою, защищая то, что было для них всех самым главным в жизни – безопасность родной звёздной системы. // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ ИСТОЧНИК - СТРАНИЦЫ 27-30
  4. Портфолио: Имперский Картографический Центр Первые карты человечества были звездными. Созданные тысячелетия назад, они представляли из себя точки на ночном небе, нарисованные на стенах пещер на Земле. Некоторые воображают, представляли ли те первые картографы, что в один день их потомки смогут посетить те звезды? Несмотря на то, что методы значительно изменились, Имперский Картографический Центр (Imperial Cartography Center - ICC) продолжает гордую традицию составления карт небесных тел. Это имперское правительственное агентство наиболее известно за станции картографии и сканирования глубокого космоса, а также за элитное подразделение Звездных Топографов, которое дает оценку впервые обнаруженным системам. Однако, обязанности и охват ICC распространяется далеко за пределы этих двух департаментов. Начиная с совместной с ARK работы над поддержанием актуальности звездной карты и до отслеживания кометы Баера на ее пути через систему Стэнтон, Имперское Картографическое Агентство – неотъемлемая часть современных космических путешествий. Расширяя пространство Сразу после того, как Ник Крошоу успешно провел свой корабль через первую прыжковую точку, исследователи наводнили звезды, одержимые целью помочь человечеству расширить область влияния еще дальше. Однако, начальный период космических исследований был полон опасностей. Экспериментальное и ненадежное оборудование в паре с бескрайним, неизведанным расширением привели к трагическому исчезновению многих исследователей. Человечество пыталось разрешить задачу о том, как управлять своим растущим доменом. Разнообразные национальные институции еще не были унифицированы, так что существовало множество протоколов, регламентирующих открытие новых систем. Это привело к спору о дате открытия системы Немо в 2364 году, когда в знаменитом судебном разбирательстве две компании спорили о том, кому принадлежат права на координаты прыжковой точки из системы Фора. В то же время, в 2317 году правительство скрыло открытие системы Банши от общественности на многие годы из страха перед ее мощным пульсаром, который представлял угрозу безопасности. После того, как в 2380 году наконец сформировались Объединенные Нации Земли, они побудили исследователей докладывать о своих открытиях правительству, но оставили картографирование новых систем за частным сектором. Это произошло по причине того, что группа видных и властных политиков посвятила себя поддержанию нового правительства UNE как можно более экономичным и эффективным. Они полагали, что индустрия в частном секторе вырастет и заполнит нишу, и они были правы. Несколько веков это соглашение работало относительно хорошо. Изначально было неисчислимое количество картографических компаний с собственными кораблями и оборудованием, позволявшим картографировать системы. Однако, у конгломератов не заняло много времени поглощение наиболее многообещающих компаний и вытеснение остальных из бизнеса. Несколько некоммерческих и научных институций выжили и продолжили предоставлять бесплатно или за номинальную цену детальные карты общественности. Но в связи с недостатком финансирования их продукция зачастую требовала годы после открытия очередной системы для выхода на рынок. Ради общественного блага На протяжении многих лет правительство получало все увеличивающееся количество жалоб на картографические компании за вопиющие неточности или многоуровневые схемы оплаты, которые делали детальные карты недоступными для многих потребителей. Одним из самых гнусных примеров послужило то, что Картографический Концерн Монро не нанес на карту целое астероидное поле в системе Хадриан, так как концерн обещал эксклюзивные права на его разработку одной из горнодобывающих компаний. Это подтолкнуло некоторых политиков к лоббированию контроля над отраслью. Окончательный толчок этому дал Паллаский инцидент. После открытия системы Паллас, компания Gaia Planet Services не смогла просканировать системы должным образом перед попыткой терраформации Палласа III. Лишь после этого они обнаружили, что планета уже была населена Кси’Анами, неизвестным на то время видом. Осознав, что было необходимо регулировать нанесение новых систем на карту, в 2531 году правительство создало Правительственное Картографическое Агентство (Government Cartography Agency - GCA). Изначально агентству поручили наносить на карту и сканировать все новые системы, а также сделать большую часть текущей географической информации доступной для общественности. Когда в 2546 году Айвар Мессер объявил себя императором, он осознал, что GCA занимает ключевую позицию по контролю знаний об известной вселенной. Некоторое время спустя после приведения его к присяге, частные изготовители карт получили извещение о том, что им следует прекратить деятельность. Создание карт было национализировано, а GCA переименовали в ICC. При Айваре Мессере в агентство было влито астрономическое количество кредитов. Компании с существенными связями с режимом Мессера получили существенные заказы на высококлассное сканирующее оборудование и неконкурентные заказы на строительство станций сканирования глубокого космоса. ICC быстро внедрилась в некоторые правительственные организации, включая, что наиболее важно, флот. Станции сканирования глубокого космоса присматривали за системами Линии Перри и, в конечном итоге, помогли наблюдать за кланами Вандуулов на западном фронте. В связи с отсутствием какой-либо конкуренции, свойственной частному сектору, ICC стало важным агентством и получило некоторую степень автономности, недоступную для других агентств под властью Мессеров. В конце концов ICC пустила в ход эту политическую независимость. В 2715, через три года после падения Ориона под натиском Вандуулов, Мессер VIII приказал убрать систему и все прыжковые точки, ведущие к ней, из невоенных карт ради общественного блага. Директор агентства, Лоретта Де Биаско, отказалась, утверждая, что людям в пограничных с Орионом системах будет опаснее не знать, откуда именно может внезапно появиться клан Вандуулов. Император вышел из себя от непокорности ICC и пригрозил значительно урезать бюджет агентства. Но, к худшему для императора, именитые военные встали на защиту Де Биаско. Некоторые даже угрожали уйти в отставку, если ее уволят или бюджет агентства подвергнется жесткому урезанию. Есть доказательства, что в отношении Де Биаско были запланированы карательные меры за ее неподчинение, но Мессер VIII был зарезан в собственной постели до того, как они были применены. Так что даже несмотря на то, что ICC долго ассоциировали с Мессерами, оно пережило их падение. Агентство слишком прочно укоренилось в имперскую систему, чтобы быть отброшенным. Оно также показало достаточную независимость, чтобы избежать смену названия, к которой прибегли многие другие агентства ради избавления от ассоциаций с темными временами. Сегодня ICC сканирует пространство с бесчисленных станций в поисках новых прыжковых точек, предоставляет данные в Ark, чтобы поддерживать актуальность звездной карты, и многое другое. Звездные Топографы ICC также является домом для одной из самых престижных научных организаций – Звездных Топографов (Stellar Surveyors). Это элитное подразделение состоит из людей со многими талантами как из публичного, так и из частного сектора, которые первыми посещают и фиксируют новые системы после их открытия. В начале 30 столетия их оценка системы Стэнтон убедила политиков, что она станет отличным бизнес-центром размером с систему. Недавно они обнаружили систему Кабал лишь для того, чтобы найти покинутые города Теваринцев на Кабале III. Они также столкнулись с самым сложным испытанием всех времен – исследованием и нанесением на карту системы Тамза и черной дыры в ее центре. «Прокладываем пусть вперед» может быть девизом Звездных Топографов, но также это и верный принцип для всего ICC. Агентство всегда имеет ясный взгляд на будущее, будь то противостояние Мессерам или обнаружение прыжковых точек, которые откроют для UEE новые системы.
  5. ПОРТФОЛИО: AopoA ВТОРЖЕНИЕ ШИ’АН НАЧАЛОСЬ Начиная с уникально монотонного гудения его двойных векторных маневровых двигателей, и четких линий его строгого профиля, Ши’Анский производитель кораблей AopoA (произносится а-по-а), с его экспортной моделью шикарного корабля-разведчика Харту-Ал, произвел настоящий фурор, среди корабельных энтузиастов, с момента его дебюта в UEE, более девяти лет назад. Опираясь на уже существующее партнерство по обмену технологиями с производителем кораблей MISC, Император Крэй постепенно позволяет своему народу, проводить все более смелые межрасовые коммерческие транзакции. Немедленным эффектом от этих нововведений, стало производство Харту-Ал, первого, корабля, сделанного полностью по Ши’Анскому дизайну, который одобрили для продажи в UEE, что послужило значительным шагом вперед, в развитии ксеноэкономической торговли. ПЕРЕСЕКАЯ ЧЕРТУ Будучи на пике Холодной Войны, Флоты UEE и Ши’Ан поддерживали тонкую структуру безвыходного положения, вдоль Линии Перри. Пока огромные флоты патрулировали границу, провоцируя своего противника первым нанести удар, основная война шла тайным образом, через секретные операции. Обе расы посылали маленькие разведочные суда, для получения информации, рядом с Линией, накапливая данные, ведь в случае войны, эта информация будет гораздо ценней, чем тысяча ракет. Даже после заключения мира, в 2789-м году, благодаря Сенатору Акари, и расформировании Линии Перри, Люди и Ши’Ане продолжали относится к друг другу с подозрением, так как оба правительства верили, что мирное соглашение будет только временным. Как мы узнали из документов, рассекреченных после исторического Акта об Истине, Императора Костигана, от 2941-го года, UEE продолжала запуск секретных миссий, вдоль всей границы, пытаясь оценить настоящую мощь Ши’Ан и их намерения. Именно в этих тайных набегах, пилоты UEE впервые столкнулись с кораблём, который они прозвали «Кварк» (Quark). Поскольку они не могли близко подойти к нему, т.к. он был очень ловким, корабль получил своё прозвище, благодаря особой работе его маневровых двигателей, которые горели будто искорка, летящая сквозь космос. Несмотря на нескольких встреч, Кварк оставался неуловимым, пока в 2896-м году, эскадрилья разведки Флота, на своё счастье, не нашла один заброшенный Кварк, дрейфующий в космосе без пилота. Корабль был перевез на засекреченную базу, для исследований; военные ученые потратили годы, изучая инопланетное судно. Впечатленные его сложными крыльями на шарнирах, и двойными векторными маневровыми двигателями, которые могли быстро обеспечить ускорение, в разном направлении, ученые долгие годы посвятили тому, чтобы попытаться использовать продвинутые технологии корабля, на благо UEE. Именно в этом неизвестном бункере, исследователи и обнаружили небольшой знак на корпусе, эмблему корпорации, который был им знаком. Впервые увиденный на обломках корпусов бомбардировщиков Ши’Ан Volper\Вольпер, этот особенный знак подтвердил подозрения, кто стоял за производством таинственного Кварка – AopoA. Возможно это и не стало совпадением, что пока были все эти исследования Кварка за закрытыми дверьми, AopoA и так попала в заголовки всех СМИ UEE, но уже по совершенно другой причине. ВЗАИМНО-ОБЕСПЕЧЕННАЯ ВЫГОДА Прошло не так уж много времени с захвата Кварка – или Кхир Харту (Qhire Khartu), если называть его Шианским именем – как главный совет AopoA, послал делегацию к корпорации MISC, с предложением подумать о возможном соглашении ленд-лиз. MISС был выбран, поскольку его линейка транспортных кораблей Хулл, набрала большую популярность, в приграничных Шианских звездных системах, MISC понимал, что если они внедрят технологии Ши’Ан в свои корабли, это даст им огромное превосходство на рынке кораблей, причем от этого выгадают обе расы. В 2910-м году, после четырех месяцев переговоров за закрытыми дверьми, сделка была заключена и MISC стал первым (и пока единственным) Человеческим производителем космических кораблей, который заключил подобный контракт с производственным советом Ши’Ан. Хотя детали сделки и остаются строго охраняемой тайной, многие историки, предполагают, что Император Крэй дал согласие на сотрудничество AopoA с MISC, поскольку Ши’Ане как-то узнали, что в руки UEE попал один из их кораблей. Как полагают некоторые эксперты, поскольку Ши’Ане понимали, что это будет только вопросом времени, прежде, чем Люди повернут технологии Ши’Ан в своё русло, и нанесли упреждающий удар, сочтя что лучше будет поделиться технологиями и получить от этого взаимовыгодную прибыль. Хотя сейчас мы можем только додумывать, что же послужило толчком для переговоров с MISC. Мир бизнеса и коммерции Ши’Ан, так же, как и истинные мотивы Императора Крэя, останутся для нас тайной, скорее всего, навсегда. МИЛОСТЬЮ ИМПЕРАТОРА Благодаря многообещающей открытости между двумя нашими расами, мы начали медленно понимать общественное устройство Ши’Ан, хотя они продолжали быть очень закрытым народом, который был против того, чтобы полностью рассказать о своей культуре и её тонкостях. Частью этого, являлась крайне долгая продолжительность жизни Ши’Ан. Множество Ши’Ан, включая Императора Крэя, вживую наблюдали действия Человечества, много веков, и они оставались настороже. Поэтому, пока Люди не знали всех сложностей Шианской экономики, мы понимали, что AopoA, как и все корпорации Ши’Ан, подарили нам монополию, на их целый уникальный промышленный сектор. Сейчас, AopoA остается единственным производителем, легких космических кораблей, которому официально разрешено действовать в Империи Ши’Ан. Поэтому их руководство совета, имеет представителя в правительстве, который должен быть убежден, что AopoA действует, руководствуясь только самыми благими намерениями для всех Ши’Ан, в плане каждого принятого корпоративного решения. Когда их спросили о прошлом компании, AopoA выпустила официальное заявление, что они производят продвинутые космически корабли, только по воле и милости Императора Крэя, но, по всей видимости, у компании, в мире Ши’Ан, есть репутация агрессивного политического монстра, ведь тысячу лет назад, AopoA, вырвала контроль над производством кораблей, у другого промышленного совета. Вплетя иконографию Императорской семьи, в свой корабль-прототип, AopoA вынудила своего предшественника, выстрелить, в священный для каждого Ши’Анина символ, во время боевых испытаний, после которых нужно было выбрать руководящий совет. Это был очень умный поступок, поскольку если бы корабль конкурентов не выстрелил, это бы навлекло гнев Императора, таким образом, AopoA смогла получить контроль над всем сектором промышленности. Но компания не стала почивать на лаврах. Прежде, чем, осела пыль, появились многочисленные конкуренты, полагающие, что они могут заслужить место через наглость, дерзость и действовать в одиночку, пытаясь вытеснить все другие компании. AopoA пришлось столкнутся со множеством конкурентов. AopoA снова удивили всех, выйдя на рынок с технологией инновационных двойных векторных маневровых двигателей, с которой началась революция, в дизайне кораблей Ши’Ан. По-видимому, дизайнеры работали в полном секрете, но они смогли доделать технологию, только после того, как руководство совета, выделило на это большие ресурсы. AopoA яростно защищает свой титул, и укрепляет свои позиции, на все будущие века. РАЗВЕДЫВАЯ ВПЕРЕДИ Поскольку Харту-Ал становится все более частым кораблём, в космосе UEE, многим кажется, что это только начало обширной торговли с Ши’Анами. Пока CTR открывает новые магазины в новых системах, MISC хочет переместить свои производства в космос Ши’Ан; две наши экономики всё больше переплетаются. Очень много людей хочет увидеть другие корабли AopoA, переделанные под Людей, и, если этот тренд продолжится, мы уже очень скоро увидим пилота-Человека, управляющего бомбардировщиком Volper, как сейчас мы видим Ши’Анских пилотов. ПРИМЕЧАНИЕ Не ожидайте, что знакомый теперь всем 4-х гексовый знак AopoA, останется навсегда. Отличный от обычных Ши’Анских знаков, 4-х гексовый знак, был попыткой Ши’Анского производителя понравится новой, Человеческой публике. После быстрого (для Ши’Ан) пробного периода в девять лет, ходят слухи, что AopoA заменит эмблему на более традиционную, Ши’Анскую. // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ ОРИГИНАЛ
  6. ПОРТФОЛИО: ШУБИН ИНТЕРСТЕЛЛАР СКРЫТАЯ ИМПЕРИЯ Названная «Скрытой Империей», экономическим историком, доктором Эдвардом Ногелем, Шубин Интерстеллар стала самой развивающейся компанией в истории UEE, с доходами, которые превышают ВВП целой звёздной системы и с базой персонала, достаточной, чтобы заполнить эту систему. И хотя большинство людей знакомы с названием компании, из-за того, что основную работу компания проводит в отдаленных уголках космоса, немногие понимают, насколько массивной является корпоративная сущность Шубин, на самом деле. Но с самых первых её шагов, Шубин создавалась для чего-то большого. Основанная в 2410-м году, Шубин Интерстеллар, начала свою жизнь, как инвестиционная группа, которой руководила конструкторский магнат из Солнечной системы, Марта Шубин. Группа быстро начала вкладываться в бум терраформинга. По мере исследования звёзд Человечеством, и после открытия многочисленных миров, Марта быстро посчитала, что сегодняшние вложения в терраформинг, дадут огромную прибыль завтра. Группа начала предоставлять средства различным терраформинговым компаниям, но только после серии слияний компаний и сбора средств. Шубин Интерстеллар стала третьим самым крупным конгломератом в UEE, который контролировал огромный сегмент терраформинга. Бизнес продолжал разрастаться, так же, как и Человечество, но исполнительные директора Шубин, столкнулись с неожиданными накладными расходами, как только терраформинг заканчивался в одной из систем. Оборудование и полученный опыт, которые они нарабатывали в каждой звездной системе, продавались, или ликвидировались, как только работа была закончена, но при этом компания несла серьезные убытки. Эти опасения подтвердились, так как бешеная экспансия 25-го и 26-го века, пошла на убыль – ведь стало значительно меньше звездных систем, где нужен был терраформинг. Решение пришло само по себе, когда Ассоциация Шахтеров «Фулкрум» предложила выкупить долю Шубин, в звёздной системе Центавра. Вместо этого, Шубин сделала контрпредложение, по полной немедленной покупке Фулкрум – этот план позволил бы Шубин выйти на рынок майнинга. Таким образом, Шубин перевела все силы и средства из терраформинга, на майнинг. Решение оказалось чрезвычайно прибыльным, и уже впечатляющее портфолио Шубин, начало стремительно разрастаться. Вскоре, в системах, где не требовался терраформинг, были построены заводы по очистке руды. К 27-му веку, майнинг приносил Шубин 60% чистой прибыли. Это перевело Шубин Интерстеллар из сегмента терраформинга, в отдельное, планетарно-инженерное дочернее предприятие, и приоритеты корпорации сместились в поиск и добычу руды. Шубин успешно перешла от компании, которая создавала миры, до компании, которая эти миры разрывала на куски. Перейдем к нынешнему времени: Шубин проводит майнинговые операции почти в каждой звёздной системе UEE и далеко за её пределами. Нельзя даже представить, насколько сильно влияние Шубин на политику и правительство, и открытые записи показывают, что Шубин больше всех вложили средств, в лоббирование законов в 2945-м финансовом году. В эти дни, фраза, «у него камни в карманах», адресованная Сенатору, означает политика, который получает крупные суммы от Шубин, для продвижения законопроектов, помогающих компании. Но несмотря на их размер, историю и политическое влияние, бренд Шубин сияет на штаб-квартире компании в МайкроТек, всё это ясно указывает на их желание оставаться передовой компанией, и преданность идеи развития и роста. Большинство связывают всё продолжающиеся успехи компании с её Председателем Совета Директоров – Гэвином Арлингтоном. ВУНДЕРКИНД Рожденный на Земле, Гэвин Арлингтон окунулся в мир бизнеса и финансов в очень юном возрасте, когда он получил свою первую работу курьером на Товарной Бирже Мумбай. Согласно выпущенной в 2941 автобиографии Гэвина «Ненужный», он почти всё время проводил на этаже с брокерами и трейдерами, наблюдая за тем, как за несколько секунд создаются и теряются целые состояния, это вдохновило его на разработку бизнес-философии, известной как «Эволюционный Менеджмент» Согласно его теории, только создав корпоративное окружение, где амбициозные и трудолюбивые люди вознаграждаются по заслугам, а те, кто не работает на полную силу – немедленно увольняются – можно позволить компании оставаться гибкой и не увязнуть в стагнации. Хотя за последние годы, финансовый оборот Шубин колебался и вниз, и вверх, в основном, стратегия Гэвина работает. Как только Арлингтон стал у руля Шубин, компания зафиксировала рекордную прибыль и значительно разрослась. Под его руководством были открыты десятки новых идей и инициатив, включая переезд компании в Стэнтон, техническую переделку всего майнингового флота, программу сохранения истории, заботу о здоровье персонала, огромные суммы, пожертвованные на благотворительность и программу найма ветеранов военных конфликтов. Но несмотря на все эти плюсы, одна из последних директив Арлингтона выглядит достаточно противоречивой. ДЕЛЯСЬ БОГАТСТВОМ СО ВСЕМИ Недавно, Шубин Интерстеллар начала новую интересную кампанию, отказавшись от найма преимущественно внутреннего персонала и перейдя к найму сторонних подрядчиков. Арлингтон выпустил письменное заявление, объясняя, что эта стратегия позволит компании остаться более гибкой, в свете постоянно меняющихся условий майнинга, это даст возможность основному ядру сотрудников работать только на высокоприоритетных операциях. Но, организации, борющиеся за права шахтеров, указали на факт, что нанятые по подряду шахтеры, не получат всех тех привилегий и защиты, которая доступна постоянному персоналу компании. Поскольку Шубин вынужден проводить всё более и более опасную добычу минералов, в сложных зонах космоса, нашлись люди, которые думают, что Шубин перешел к найму временных работников, чтобы избежать риска и издержек, которые пришлось бы платить своим постоянным работникам. Хотя пока и нет никаких подтверждений, что независимые шахтеры по всей Вселенной бегут наниматься в Шубин, это может сберечь компании, работающей в столь опасном бизнесе, миллиарды кредитов. Не важно, какое будущее ждет компанию, никто не будет отрицать её вклад в историю Человечества. С сотнями тонн руды и минералов, которые собираются каждую секунду, Шубин Интерстеллар, и её Глава Совета Директоров, Гэвин Арлингтон, до сих пор изменяют лик нашей Империи, не только физически, благодаря своим масштабным майнинговым работам, но также из-за их закулисной работы, огромного влияния и финансовой мощи. ИСТОЧНИК страницы 34-36.
  7. ПОРТФОЛИО: 999-Я ИСПЫТАТЕЛЬНАЯ ЭСКАДРИЛЬЯ Портфолио: 999-я Испытательная Эскадрилья «Моей целью было создание корабля, от которого 999-я была бы в восторге.» Таковыми были слова Главы Совета Директоров Консолидэйтэд Аутлэнд, и известного фаната космических кораблей, Сайласа Кёрнера, во время пресс-конференции, когда был представлен корабль Мустанг. С самого начала межпланетарных перелетов, 999-я Эскадрилья существовала в своего рода формальном объеме. Их тестирование технологических пределов кораблей, и бесстрашное пилотирование экспериментальных космических кораблей, помогли Человечеству выйти к звёздам. Хотя Эскадрилья 42 и является домом для лучших пилотов-истребителей UEE, можно с полной уверенность сказать, что в 999-й служат самые храбрые пилоты Человечества. БЕССТРАШНО ЛЕТЯ ВПЕРЁД Происхождение Эскадрильи 999 простирается более чем на 800 лет назад. В середине 2130-х Roberts Space Industries начала тестирование прототипа «Зевс», корабля-исследователя, который мог летать на небольшие дистанции, в конечном счёте, это судно стало первым коммерчески доступным космическим кораблем. Желание RSI, безопасно доставить людей до звёзд, оказалось опасной лотереей. Чуть более пятидесяти лет назад, RSI создали Двигатель с Квантовым Ядром, который развивал 1/100-ю от скорости света, эта технология была доступна только для военных. С течением времени, гражданские лица и множество промышленников, начали собирать голоса в поддержку того, чтобы эта технология стала доступна и частному сектору. Всё это привело к быстрому запуску прототипа Зевс. RSI слушала, что говорят люди и работала над Квантовым Двигателем, чтобы сделать его коммерчески прибыльным. Хотя многие и задумывались над потенциальным риском, связанным с передачей такой мощной технологии в руки не военных пилотов. Ранние тестовые полёты RSI, только усугубили эти мысли и тревоги. Основной проблемой RSI, с которой им пришлось столкнуться, во время тестовых полётов Зевса, была целостность корпуса корабля. Эти проблемы показали себя во всей красе, 23-его июня 2136-го года, когда во время полёта Зевса, за которым наблюдала вся Земля, во время выхода из атмосферы планеты, корпус раннего прототипа разорвался на куски, полностью уничтожив корабль и убив пилота-испытателя. Катастрофа шокировала людей, которые внезапно поняли, как могут быть опасны космические путешествия, это чувство пришло на смену возбуждения, охватившего планету, после сообщения о возможности космических полётов. Отчаявшись, RSI обратились к Флоту и к программе испытаний Зевса присоединилась известная летчица-испытатель Мишель Салено, которая и спасла всех. Салено, которую друзья звали «Сал», получила уникальный опыт, испытывая Квантовый Двигатель RSI, ей принадлежит честь быть первым пилотом, который совершил квантовый пролёт рядом с Юпитером. Салено занималась тренировкой новых пилотов-испытателей, которым предстояло протестировать новейшие космические корабли. В это время, жители Земли были очень одиноки во Вселенной, и, хотя космическая эскадра Флота расширялась, там было очень мало активно летающих пилотов. Салено знала, что по мере расширения рынка гражданских космических полётов, которые теперь включали и квантовые путешествия, Флоту тоже придется быстро расширятся, чтобы поддерживать его летное превосходство. Флот согласился с планом Салено, и так было рождено первое воплощение 999-й Испытательной Эскадрильи. Поскольку Испытательная Эскадрилья создавалась вне нормальных структур Флота, название 999-я, должно было быть временным, пока военной единице не будет присвоен соответствующий номер, но число 999 приклеилось к Эскадрилье навсегда. После того, как сделка по передаче ресурсов от Флота к RSI, для разработки коммерческого корабля состоялась, Салено и её экипаж, целый год требовали изменения корабля, прежде, чем она или её пилоты пройдут первый испытательный полёт. Салено сражалась с руководством RSI, требуя переделать корпус, и наконец заставила RSI полностью переделать весь дизайн и конструкцию корабля. Наконец, 19-го марта, 2137-го года, Салено забралась в Зевс, чтобы провести её первый испытательный полёт. Новый Зевс стоил ожиданий. В 15:09 SET, Салено благополучно приземлилась. Да, ещё требовались дополнительные испытания и тесты, но, благодаря упорной работе 999-й, релиз первого коммерческого космического корабля с квантовым двигателем, стал просто неизбежен. RSI расхваливали свой успех, и всего за одну ночь, Салено стала сенсацией в СМИ. Ей создали образ рискового пилота, которая была готова пожертвовать собой, лишь бы всё Человечество полетело к звёздам. Салено рассердилась на этот образ, и четко дала понять, что она намерена умереть от старости, а не во время аварии при испытательном полете. Её самая известная фраза: «Работа пилота-испытателя, это не сплошной риск; работа заключается в достижении результата. Это значит и безопасно приземлится, и бесстрашно лететь вперёд.» БЕСШАБАШНЫЕ Более двух веков, Эскадрилья Салено использовалась военными, для тестирования новых кораблей. Пилоты Эскадрильи были теми, кто полностью прогонял корабли через все тесты, и создавали обучающие протоколы для тех кораблей, которые должны использоваться на постоянной основе. Работа пилотов 999-й была настолько важной, что, когда возникли UNE, в 2380-м, Эскадрилья была напрямую включена в новую структуру Флота, и их опознавательный номер – 999 – так и остался с ними, одна из немногих эскадрилий, которая в наше время может похвастаться таким достижением. Во время Первой Теваринской Войны, 999-я была первой, которая испытывала Риталиатор. Некоторые горячие головы, в командовании, требовали, чтобы такие необходимые корабли немедленно поступали в вооруженные силы, но (благодаря его героическим действиям в Сражении при Идрисе IV), новоиспеченный полковник Айвар Мессер, смог переубедить высшие чины, что Риталиаторы нужно придержать, пока 999-я не протестирует их. Историки свидетельствуют, что благодаря этому действию Мессера, были спасены сотни жизней пилотов. Ведь во время испытаний была обнаружена смертельно опасная ошибка, возникающая при передаче энергии на корабле, эту ошибку быстро исправили. Сегодня, 999-я Эскадрилья входит в состав 18-го Боевого Флота, и она расквартирована в звёздной системе Хронос. Эскадрилья использует огромные пустые пространства системы, чтобы тестировать военные истребители следующего поколения. Как сообщалось недавно, они пропускают Саблю через все тяжкие, чтобы понять, будет ли этот корабль одним из основных истребителей Флота. Руководители Aegis, так же, как и пилоты Флота, с нетерпением ожидают мнения этой уважаемой эскадрильи, об этом передовом истребителе. За многие века, 999-я Испытательная Эскадрилья завоевала репутацию места, где собраны самые храбрые пилоты Флота, и Эскадрилья получила прозвище «Бесшабашная», что только подтверждает её репутацию. В книге Джойса Тьюта, «Бесстрашно вперёд», где рассказывается история Эскадрильи, раскрыта важность их прозвища. Согласно бывшим членам Эскадрильи, первым вопросом, который задают пилотам, желающим записаться в 999-ю, является «Что значит «Бесшабашная» для вас?» Большинство юных пилотов мямлит о преодолении скоростного лимита корабля, или готовности принести свою жизнь в жертву Человечеству. Этих адреналиновых наркоманов рассеивают по другим эскадрильям. Те же пилоты, кто становятся членами 999-й, обычно понимают, что имела в виду Салено, говоря: «Имеют значение самые мелкие детали!» Они смотрят на прозвище Эскадрильи, и замечают «Б». Но 999-я выходит за пределы, оставаясь «бесшабашной», но не «безбашенной». Это отличительные черты и мелкие детали и сделали 999-ю Испытательную Эскадрилью, одним самых желанных мест для элитных пилотов Флота, но мы не забываем, что 999-я является жизненно важной частью улучшения космических полётов Человечества, на многие века. // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ ОРИГИНАЛ
  8. СТАНОВЛЕНИЕ БИЗНЕСА Миллионы людей, каждый день пользуются разнообразием их продуктов, но мы удивим многих из тех, кому нравятся эти напитки, снэки и блюда тем, что скажем - Мельницы Терры не начинала свою деятельность в системе Терра. На самом деле, компания, в первое столетие своего существования, располагалась исключительно в Бремене (Bremen). Хотя поселение и возникло в 25-м веке, оно не называлось Бремен на момент начала Второй Теваринской Войны, а если быть точным, в 2603-м году, оно начало свой путь, под более специфичным названием Райтиф (Rytif). Флот разместился на маленькой планете сельскохозяйственного типа, чтобы прокормить свою самую большую, на тот момент, толпу звездных десантников. Так как сильно вырос спрос, а фермеры стремились к увеличению притока государственных кредитов - им стало не хватать собственной инфраструктуры. Чтобы получить все преимущества от субсидий, они начали объединять свои ресурсы. Под руководством Арктура Кернера (Arcturus Koerner), де-факто губернатора, крупные землевладельцы на Райтифе собрались вместе, чтобы организовать Bremen Mills, ассоциацию фермеров и производстенников (Processing & Farming Association). Но известна она была, под чаще употребляемым, простым названием Мельницы Бремена (Bremen Mills). Это общество фермеров, центров переработки и мельниц дало возможность его членам сократить расходы за счет разделения бремени затратного крупномасштабного производства, а также позволило им стать единым субъектом, который мог назначать более высокие цены, посредством ведения общих переговоров. Всего лишь за несколько коротких лет, Мельницы Бремена стали экономическим локомотивом планеты, и последующие десятилетия стали свидетелями того, как её акционеры превращались в богачей. Тем не менее, из-за отсутствия диверсификации, когда рынок зерна обрушился в 2640м году, для Райтифа и его Мельниц Бремена настали тяжелые времена. ПЕПЕЛ Не смотря на то, что доходы снизились, Мельницам Бремена удалось с этим совладать. Империи по-прежнему было нужно зерно, и не обращая внимания на узкую маржу, была создана целая инфраструктура (транспорт, перемолка и дальнейшая переработка сырья). Это повысило доходы, обеспечив высокую добавленную стоимость своей продукции, тем самым позволило Мельницам Бремена преуспеть там, где другие фермеры вынуждены были прикрыть лавочку. В течение того периода, многие фермы консолидировали собственность, и на рубеже 28-го века, Мельницы Бремена хвалились крупнейшим агрохолдингом на Райтифе, превратившись из ассоциации в корпорацию. Дальнейшая стандартизация и рационализация, смогла бы наконец превратить все это в высокодоходную структуру. Но тут случилась беда. В 2716-м году, основные объекты по переработке зерна Мельниц Бремена, в непосредственной близости от Стэлфорда (Stalford) взорвались. Сотни человек погибли, тысячи получили ранения. Взмывший в небо огненный шлейф, был таким огромным, что его было видно с орбиты. Это событие сегодня известно, как Великая Катастрофа Стэлфорда. Согласно официальным отчетам, причиной послужил сломанный фильтрационный блок в зоне смешивания, что позволило микрочастицам муки накапливаться в воздухе до опасной концентрации. Достаточно было одной искры, чтобы воспламенить воздух. Пожар, бушевавший после взрыва, уничтожил вокруг разрушенных объектов десятки тысяч акров обработанной земли. Понадобилось несколько дней, чтобы укротить пламя. Людей Райтифа собирали по частям, было мало шансов на то, что коллектив сможет оправиться от столь сокрушительной катастрофы. ПОДНИМАЯ ИМПЕРИЮ Между тем, в нескольких прыжках оттуда, другой сельскохозяйственный конгломерат испытывал свои собственные, может не такие ужасные, трудности. Terragra, Inc., основанная в 2665-м году на Терре, оставила свой отпечаток в системе, благодаря ассортименту солёных и сладких снэков. Из них, самые популярные - Prallies (пшеничные палочки, покрытые острой карамелью) начали обретать известность по всей Империи. По мере роста объема заказов из магазинов и станций, желающих увеличить запасы снэков, Террагра была вынуждена искать источники сырья, но не смогла найти поставщиков пшеницы, соответстующих объемам, до которых нужно было нарастить производство. Решение проблем с поставками сырья обнаружилось после катастрофы у Стэлфорда. Увидев возможность обеспечить себя своими собственными, надежными источниками сырья, Террагра предложила Мельницам Бремена средства, необходимые для восстановления разрушенной инфраструктуры, в обмен на контрольный пакет акций. Определившись со всеми спорными моментами, обе компании пришли к взаимовыгодному результату - слиянию компаний. Таким образом, летом 2717 года, они представили миру их новую корпоративную идентичность, названную Мельницами Терры (Terra Mills), с размещением основных производственных мощностей на более подходящем для этого Райтифе. Благодаря объединению ресурсов двух компаний, Мельницы Терры были способны удовлетворить спрос и запустили Prallies в продажу по всей Империи, популярность взлетела до небес. В течение десятилетия, производственные мощности на Райтифе не только вернули, но и увеличили свой предыдущий потенциал, и скоро, Мельницы Терры стали постоянно расширять продуктовую линейку, начиная с хлопьев Dappers и заканчивая неувядающим, праздничным, любимым печеньем Maybelles, и даже сунули свой нос в рынок напитков. ГОТОВ К ПОПУЛЯРНОСТИ В то время, как закуски Мельниц Терры, представленные на протяжении последних двух столетий обычно сталкивались лишь с позитивной реакцией общества (или, на худой конец, с безразличием), с их первыми пробами выйти на рынок напитков всё случилось иначе. Сейчас все знают разнообразные напитки Мельниц Терры - от Pips и Fieldsbury, до Clash. Но Солодовая Брага (Braga Malt), солодово-фруктовый напиток, который был их первой попыткой найти применение излишкам ячменя, повсеместно презирали. Компания начала получать гневные отзывы сразу после старта продаж Солодовой Браги. В жалобах, вкус напитка описывался, как несвежий и горький. Изобретатели вкуса были в тупике. Все они пробовали опытную партию на заводе, и все образцы были "на высоте". Пришлось даже директору по маркетингу заказать доставку образца с Хоруса, чтобы разобраться в подноготной проблемы. Вскрыв банку и попробовав напиток, который доставили специально для них, сотрудники сразу поняли, почему люди жаловались: он был ужасен. Что-то произошло с Брагой за то время, которое понадобилось на путешествие напитка с завода на полки магазинов. Тщательное расследование показало, что на их фабрике по изготовлению бутылок использовался алюминиевый сплав, который не выдерживал суровых условий космических путешествий. Сперва, все выглядело так, что единственное решение - это переключиться на использование более дорогих емкостей, которые будут серьезно бить по уровню доходов от производства, или придется менять формулу напитка, чтобы нивелировать особенности доставки. Не удовлетворившись этими нежизнеспособными способами, ученые из лаборатории Мельниц Терры нашли абсолютно иное решение проблемы. Они разработали метод хранения углекислоты внутри специальных нано шариков, которые оставались нетронутыми, пока окружающее давление воздуха не приходило в норму. Этот процесс гарантировал, что напиток никогда не выдыхался, и сохранял свои свойства десятилетиями, даже в космосе, без каких-либо побочных эффектов. Рецепт Солодовой Браги был переделан с учетом разработанной формулы и обернут в новое название Snazzle. Этот напиток имел огромный успех, продолжая оставаться таким и по сей день. На полках магазинов по всей Империи можно найти десяток популярных вкусов с этим названием. Big Benny’s (У БОЛЬШОГО БЕННИ) Самым последним дополнением к семье Мельниц Терры может считаться их самый смелый шаг. После покорения рынка снэков и напитков, они решили вторгнуться в сектор быстрого питания. В 2943-м году, компания купила франшизу маленького ресторана на Ло, который за три года с момента своего открытия, вырос из одного, до более чем сотни заведений. Бенисио Льюис младший вырос на перевалочной станции, на окраине системы Корел (Corel), питаясь качо, что готовил ему отец по домашнему рецепту. Это сочетание лапши и бульона, сильно приправленное специями, чтобы преодолеть потерю чувствительности вкусовых рецепторов из-за постоянного пребывания в окружающей среде под давлением. Как Льюс цитировал своего отца: "Если мне придется жить в консервной банке, я чертовски уверен, что не стану жрать еду, которая на вкус, как будто её достали из этой банки". Годами позже, когда он жил на Ло, маленький Бенни собственноручно готовил качо для своих друзей, которые, попробовав, восторженно рассказывали об этом блюде уже своим друзьям. Это сподвигло его открыть маленькую лавку в коммерческом космопорте. Он назвал забегаловку У Большого Бенни (Big Benny`s) в честь своего отца. Благодаря щадящим ценам, она была всё время набита посетителями под завязку. Скромно начав, Льюис быстро открыл новые торговые марки, такие как "kacho kraze", которые распространялись со скоростью лесного пожара. Прошло немного времени, как к нему заявились представители Мельниц Терры с предложением распространить его качо с Ло на остальную вселенную. Не обращая внимание на недовольство почитателей этого названия, Льюис был рад продать, объясняя это тем, что: "Мой папа был бы счастлив, узнав, что у людей во всей вселенной, будет возможность съесть чего-нибудь вкусного, когда им этого захочется. Плюс, он любил делать деньги." Сегодня, прилавки и торговые блоки Big Benny`s встречаются везде, где люди готовы протянуть свои кредиты, чтобы поесть чего-нибудь горячего. Никого не удивит тот факт, что Мельницы Терры этим не ограничиваются. С одним из успешных готовых завтраков за пазухой, на Конференции Ассоциаций Производителей 2946, они объявили о своем новейшем бренде, TipTop. Предлагая различные варианты посыпанных тапиокой пельменей, размером "на один укус", TipTop`у уготована судьба стать продуктом, встречающимся также повсеместно, как и другие творения Мельниц. Как результат всех этих успехов, Мельницы Терры продолжает быть самым крупным работодателем в системе Бремен, и она не собирается притормаживать. То, что началось со сборища фермеров, выросло в одного из самых крупных производителей Империи, продукты которого, можно найти в каждой системе, где обитает Человечество. //КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ Оригинал (англ.)
  9. ПОРТФОЛИО: КОВЧЕГ (THE ARK) ДЕМОНТАЖ ТЕМНЫХ ВЕКОВ Зарю 29-го века, Человечество встретило в борьбе за самоопределение. Более двух сотен лет, династия деспотов Мессеров, правила UEE железной рукой, с непререкаемым авторитетом. Про-Мессеровская машина пропаганды, безжалостно уничтожала голоса диссидентов и протестующих, скрывая факты, которые могли повредить режиму. Темные Века Информации, закончились, когда, наконец, пала Эпоха Мессера, в 2792-м году. Эрин Той (Erin Toi) немедленно стал Императором, и быстро стал работать вместе с Сенатом, чтобы восстановить веру народа в правительство UEE. Система Трибунала была сразу же восстановлена, чтобы контролировать власть Императора. Ужасные правила терраформации, которые и привели к восстанию против Мессера, были упразднены. А в 2975-м году, был принят акт «Шанс для всех», который защищал права развивающихся видов. Эти, и многие другие действия, постепенно возвращали веру народа, в правительство UEE. Но, к сожалению, восстановить хорошие отношения с другими инопланетными расами, которых Мессер очернил в своих интересах, оказалось труднее. В 2793-м году, Император Той, провёл встречу с молодым и амбициозным Сенатором, Маршаллом Леоном, и попросил его, чтобы он помог возобновить нормальные отношения с инопланетными расами; Император предложил Леону пост Дипломатического Секретаря. Император Той верил, что единственный Сенатор, который никак не был причастен к грязным делишкам Мессера, станет новым лучом Человечества, который поведет Человечество в будущее, а не в прошлое. Понимая сложность и огромные трудности возложенной на него задачи, Секретарь Леон, немедленно созвал встречу с дипломатами от Бану и Ши’Ан. Он объявил, что восстановление нормальных отношений, потребует времени, тонкости, и, самое главное – доверия, но он прекрасно понимал, что его слов, и слов Императора, будет мало, чтобы восстановить, всё то, что было разрушено. Только заключение полного мира и восстановление всех дипломатических отношений, могло убедить всю Вселенную, что Человечество действительно изменилось. Держа всё это в уме, Секретарь Леон, тогда впервые задумался о Ковчеге. МЕЧТА Секретарь Маршалл Леон, назвал свой проект «Ковчег», в честь древней истории, об огромном морском корабле, который спас и Человечество, и животных Земли, от чудовищного наводнения. Как заметил Секретарь Леон, в своей предварительной речи перед Сенатом, в начале 2794-м года: «Исходя из названия, можно понять, что Ковчег будет проявлением одной из главных сил Человечества – сочувствия. Эта черта характера, к сожалению, слишком долго отсутствовала у нашего правительства.» Был выдвинут законопроект, который запрашивал деньги на строительство орбитальной платформы, которая, по замыслу проектировщиков, не должна была быть привязана ни к одному месту, расе или правительству. Эта платформа, должна была путешествовать между звёздными системами всех рас, распространяя и делясь со всеми общей информацией, также, предоставляя нейтральную, и безопасную дипломатическую площадку для всех видов споров и суждений. Секретарь Леон, был уверен, что будущее UEE, зависит от двух вещей: свободного доступа к информации и стабильных отношений со всем другими расами. Как часто говорил Секретарь Леон, во время обсуждения финансирования строительства Ковчега: «Человечеству лучше дружить со всеми, а не воевать со всеми!» Комбинация из усилий и аргументов Секретаря Леона и личного участия Императора, и желания UEE дистанцироваться от ужасного прошлого – дала свои результаты, и Сенат, в большинстве, одобрил законопроект о строительстве Ковчега. Строительство началось в конце 2794-го года, как только было найдено подходящее место. Мириады Сенаторов, заинтересованные в экономическом всплеске, который последует за строительством, пытались надавить, чтобы Ковчег строился в их звёздной системе; но Секретарь Леон был непреклонен, и заставил начать строительство Ковчега в звёздной системе Тайяк (Tayac) – звёздной системе, где не было ни людей, ни других инопланетных рас, так же у этой системы не было представителя в Сенате. Эта система долго была на задворках, во время Эпохи Мессера. Эта система, так же, как и UEE, должна была измениться кардинально. РЕАЛЬНОСТЬ Строительство Ковчега началось в 2795-м году, и шло медленнее, чем предполагалось. План состоял в том, чтобы разобрать заброшенную платформу, которая находилась на орбите Тайяка, эту платформу, военные использовали для рассекреченного Проекта Веспа – тайного плана режима Мессера, по превращению процесса терраформации в военную силу. Секретарь Леон, надеялся, что все поймут, что раз UEE рассекречивает и уничтожает такое оружие, это должно послужить явным знаком мира. Разборка оружейных компонентов, оказалась очень долгим и дорогим действием, поэтому проект Ковчег сильно задерживался по срокам. По мере роста бюджета проекта, Сенаторы, которые раньше поддерживали Ковчег, начали задавать вопросы. В основном, их интересовала та часть закона, где утверждалось, что будет создан фонд, независимый и неподконтрольный никому. Сенаторы внезапно удивились, что UEE будет вкладывать огромные деньги в проект, который никто не будет серьезно контролировать, Сенаторы даже на некоторые время заблокировали финансирование Ковчега. Только личное вмешательство Императора Тоя, помогло снова запустить строительство Ковчега. Хотя строительство и продолжается уже много лет, Секретарь Леон, часто наносит визиты Бану и Шианам, советуясь с ними, по поводу Ковчега. Он со всей страстью утверждает, что будущее принадлежит всем нам. И только во время этих бесед, Секретарь Леон понял, что с его мнением согласны далеко не все расы. Например, Бану, хоть и были заинтересованы в проекте, не имели практически никаких исторических записей. А Шиане, наоборот, отказались впускать Ковчег на свою территорию, опасаясь, что такая платформа может быть оснащена оружием и представлять опасность для них. Разочарованный, но не отступившийся от своих идей, Леон решил подать личный пример, и он решил добавить в Ковчег, практически все знания Человечества. К Человеческим компаниям поступили предложения поделится всей информацией, которая не навредит их бизнесу. В тоже время, правительство вложило огромное количество информации в Ковчег. Естественно, засекреченные военные документы, военные файлы и личная информация так и осталась в архивах, но всё остальное – было передано в Ковчег. Критики утверждали, что эту информацию могут использовать враги UEE. На что Секретарь Леон ответил: «Следующим поводом для конфликта будет не наша открытость, а наши неправильные действия.» В 2800-м году, Секретарь Леон выиграл выборы, и стал следующим Императором. Вдохновленный и поддержанный Эрином Той, во время своей предвыборной кампании, Секретарь Леон, заявлял о своей работе над Ковчегом, утверждая, что это строительство послужит фундаментом, для мирных взаимоотношений Человечества, со всеми расами Вселенной. Почти сразу после его инаугурации, строительство Ковчега было завершено. Император Леон пригласил представителей от Ши’Ан, Бану, Теварин, и даже Вандуулов – на огромное и торжественное открытие Ковчега. Во время своей вступительной речи, Император Леон поблагодарил всех, за помощь в создании и строительстве Ковчега, который будет распространять мир и знания по всей Вселенной. «Я горд открыть эти двери для всех, и прошу всех поделиться и познать обширную историю и знания всех рас. Пусть этот Ковчег служит заветом и гордой записью всех наших прошлых достижений и побед, всех, кто жил перед нами.» НАСТОЯЩЕЕ Сегодня, Ковчег всё еще находится на орбите, в звёздной системе Тайяк. Спустя несколько месяцев после его открытия, основатели Ковчега поняли, в какую огромную сумму выльется перевозка Ковчега из системы в систему, и что этих денег не покроет ни один благотворительный фонд или кампания по сбору средств. Хоть Тайяк I и является идеальной нейтральной зоной, для постоянного нахождения платформы, отсутствие других интересных явлений или событий в Тайяке, не увеличивает количество туристов. И хотя Ковчег не смог стать бастионом для дипломатических переговоров межзвёздных рас, как это изначально задумывалось, Император Леон гордиться своим творением. Всё же Ковчег является авторитетным источником информации, который известен во всей Вселенной. До сих пор, Ковчег собирает и анализирует огромные объемы информации, посланные исследователями, учеными и всеми теми людьми, кто добавляет информацию в Галактопедию. Ковчег так же служит удобным местом для проверки информации, из разных университетов и исследовательских институтов, и даже собирает деньги для дальнейших исследований. Среди архивариусов и исследователей, нет большей мечты, чем работать с Ковчегом, обрабатывая часть полученной информации. Сияющей жемчужиной, в короне Ковчега, является «Звездная Карта» (StarMap). Это крайне необходимый источник межзвездной навигации, и он является, де фактом, единственным маяком, в непроглядной черноте космоса. Звездная Карта даёт информацию о местонахождении объекта, историческую справку, и различные дополнительные данные. Постоянно обновляемая, благодаря многочисленным загрузкам звездных картографов и исследователей, карта отражает постоянно расширяющуюся Вселенную и наше понимание её природы. И хотя, возможно, Ковчег не оправдал надежд Императора Леона, он всё равно является выдающимся достижением. Преданность Ковчега идеалам истины и собиранию информации и знаний из всех источников, дает непревзойденный, всеохватывающий облик нашей Вселенной. По многим критериям, Ковчег можно считать главным достижением Человечества: ценный институт, разработанный с одной целью – сохранить будущее Человечества, дав возможность познать его прошлое. // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ ОРИГИНАЛ