MaxVatutin

Портфолио: Имперский Картографический Центр (ICC)

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!


Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.


Войти сейчас

  • Похожие публикации

    • Автор: Rogue-Jack
      Для такой фанатки космических кораблей, как Одри Тиммерман, Ло был идеальным местом рождения. Каждый день, десятки самых разных кораблей заходили в атмосферу планеты, из переполненных космических путей сверху. Члены семьи, часто вспоминают, как Одри проводила ночи, глядя из окна своей комнаты, в их квартире, что находилась в Башнях Уолдена. Девочка опознавала корабли только по расположению их летных огней. В интервью, данном ей «Тэрра Гэзетт», Тиммерман сказала, что не помнит, когда именно увлеклась кораблями: «Я не помню, что именно было мгновение бац! и я влюбилась в корабли. Скорее, это всегда было со мной.»
       
      Тиммерман выросла в семье с более чем скромным достатком, и они не могли позволить себе купить космический корабль, поэтому родители частенько брали Одри в торговый порт Нью-Джанкшн, чтобы девочка могла понаблюдать за взлетами и посадками кораблей. В 2656-м году, Тииммерман вступила во Флот, надеясь осуществить свою мечту и стать пилотом. К сожалению, её лётные навыки сильно уступали тем, кто уже годами летал на кораблях. Тем не менее, её огромные знания о кораблях и зоркий глаз к деталям, не прошли незамеченными. Она стала механиком, и быстро получила звание старшего механика на фрегате UEEN «Солис». Назначенный на патрулирование Линии Перри, Солис служил мобильным кораблём поддержки для ударных групп истребителей UEE, которые следили за прыжковыми точками Ши’Ан. Она описывала это время как: «скучная рутина, прерываемая моментами ужаса», но всё это изменилось в один миг, когда звено истребителей притащили с собой кое-что – обломки Ши’Анского корабля. И хотя Тиммерман была хорошо знакома с кораблями Бану, из её детства в Кореле, увидеть вживую уникальный дизайн и технологии Ши’Ан, оказалось совсем другим.
       
      После завершения её службы во Флоте, Тиммерман вернулась в Нью-Джанкшн, и открыла «Межгалактическую Аэрокосмическую Ремонтную Мастерскую», в 2667-м году. Мастерская быстро стала известной повсюду, благодаря тому, что там чинили что угодно. В свободные от работы часы, Тиммерман отдавалась своей настоящей страсти – попыткам переделать технологии Ши’Ан, которые она увидела во время службы на Флоте. Отношения между двумя расами в то время были враждебными, поэтому гражданскому лицу, типа Одри, было невозможно заполучить в свои руки какую-то деталь Ши’Анского корабля, и ей оставалось полагаться только на свои воспоминания и изобретательность.
       
       
      СКРОМНОЕ НАЧАЛО
       
       
      В 2670-м, Тиммерман закончила установку Шианских маневровых двигателей на Поби – старую Аврору, которую она назвала в честь своего кота. Опасаясь испытывать корабль на густо населенной планете, Тиммерман и её друзья-энтузиасты, погрузили Поби и ещё несколько сильно модифицированных кораблей в транспортник, и полетели на ближайшую необитаемую планету в Кастор, чтобы опробовать корабли. И хотя это была всего лишь неформальная встреча, историки теперь считают это первым Межгалактическим Аэрокосмическим Экспо.
       
      Первый полёт Поби стал разочарованием, т.к. мощный энергетический всплеск вывел из строя несколько экспериментальных маневровых двигателей. Но Тиммерман не была расстроена неудачей – наоборот, её это подстегнуло продолжать заниматься этим дальше, и прошло немного времени, и любители космических кораблей стали собираться регулярно, обсуждая и изучая, различные созданные ими модификации для кораблей. Ежегодные испытательные полёты на Касторе стали традицией и с годами приобрели популярность в народе.
       
      Одним из членов клуба энтузиастов-любителей кораблей, был Стеффон Диллард – владелец Торгового Центра «Корабли Стеффона», в Нью-Джанкшн. Он сразу понял, что эти собрания быстро набирают популярность, и предложил Тиммерман свою спонсорскую помощь. Он бы поставлял на каждое собрание самые новые корабли, чтобы все люди могли их попробовать, и, возможно, купить некоторые из них. Тиммерман согласилась, но с одним условием – на всех рекламных биллбордах, которые создавал Диллард, должно было быть написано – «Межгалактическое Аэрокосмическое Экспо» (IAE) – чтобы отдать дань мастерской Тиммерман, с которой всё и началось.
       
      В течении следующих десяти лет, выставка стала настолько популярной, что все аутлеты и производители запчастей, боролись за право участвовать в Экспо. Как только это произошло, на Экспо сразу обратили внимание крупные производители кораблей. В 2683-м, RSI стал официальным спонсором IAE, и продолжает быть им до сих пор. Каждый год, все больше и больше новых спонсоров, и стендов появляется на Экспо.
      Идеалисты негодуют, утверждая, что собрания любителей кораблей превратилось в корпорацию, но Тиммерман страстно выступала за расширение выставки. Для неё, Экспо не продалось с потрохами, оно лишь адаптировалось и улучшилось. Её последним пожеланием была передача большей части прибыли, в благотворительную организацию, созданную ею же, под названием «Друзья по Симподу», чьей миссией была возможность обучить детей из бедных семей полётам на кораблях в сим-капсуле.
       
       
      НАРАЩИВАЯ ТЕМП
       
       
      В 2847-м, совет директоров принял решение каждый год проводить IAE в разных местах галактики. Как гласило публичное объяснение «таким образом больше людей увидят самую лучшую выставку вселенной».
      Множество звёздных систем боролись за право провести у себя IAE, и потом получали огромную прибыль, из-за значительного улучшения экономики. Следующие десятилетия выставка перескакивала с планеты на планету, пока её чуть было не отменили в 2913-м году в Ферроне, из-за того, что на Асуре не смогли обеспечить необходимые стандарты по размеру ангаров и энергопотреблению, которые были прописаны в контракте IAE. Сразу после этого, с главой совета директоров IAE связался губернатор Джуна Тзур, с Северуса, который и предложил перенести выставку в звёздную систему Кил. Официальные лица IAE были впечатлены его презентацией, но больше тем, что могла предоставить его планета. На Северусе были построены многочисленные большие ангары (изначально используемые военными), множество свободных посадочных площадок, и более чем гостеприимные условия для всех посетителей выставки. После того, как IAE осталось под впечатлением от увиденного на Кил, Тзур решил «добить» их. Он предложил многочисленные улучшения и обновления уже существующих зданий и оборудования, всё ради того, чтобы IAE согласилась на то, чтобы Северус стал планетой, на которой будет постоянно проходить Экспо. Немного поколебавшись из-за произошедшего на Ферроне, совет директоров созвал голосование, и большинство высказались «за». С тех пор, Межгалактическое Аэрокосмическое Экпо базируется только в Киле.
       
      IAE прошло долгий путь, начиная со скромного собрания любителей кораблей в Касторе. Из-за проблем со страховкой и лицензиями, любителям и новичкам больше не разрешают летать на новых и экспериментальных кораблях. Вместо этого, такие известные пилоты-асы, как Челси Йен и члены известной Флотской «Безбашенной» Эскадрильи 999, показывают мастерство полёта, а производители кораблей и компонентов демонстрируют всем свои новые товары и корабли. Но что самое главное, Межгалактическое Аэрокосмическое Экспо сохранило ту идею, что и несло в самом начале – оно создано для тех мальчиков и девочек, которые по ночам смотрят в небо, и считают, какие летные огни кораблей пролетели над их домом.
       
       
       
      // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ
       
       
      ИСТОЧНИК - СТРАНИЦЫ 36-38
    • Автор: Rogue-Jack
      ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ БРЕМЕНА
       
       
       
      С запуском программы UEE «Мобилизация ополчения», роль ополчения в защите и обороне Империи, вышла на передний план. Сегодняшние инициативы направлены на помощь по вооружению гражданского ополчения, чтобы они могли защитить их родной мир и звёздную систему против вторжения Вандуулов и бандитов. Но существует одна система, где ополчение продолжает веками играть очень важную роль – Бремен – дом всемирно известных Оборонительных Сил Бремена, которые являются самыми длительными и активными силами ополчения в UEE
       
      Бремен был относительно тихой и безопасной приграничной звёздной системой, начиная с его открытия в 2441-м году. Всё это изменилось с началом Второй Теваринской Войны. Армады Корат’Фала использовали партизанскую тактику, ведя непредсказуемую и постоянно меняющуюся войну против Человечества. Поскольку UEE не имела ни малейшего представления, когда или где будет нанесен следующий удар, Империи требовалось создать огромную и постоянно растущую силу, дабы защитить население, то население, которое их и кормило бы. Так случилось, что плодородная почва Райтифа (Бремен II) стала главным поставщиком продуктов для вооруженных сил UEE.
       
      С этой ответственностью пришли и огромное богатство, и неожиданная опасность. Расположение Бремена означало, что нападение Теваринцев крайне маловероятно, но жители системы заметили резкий рост угрозы, исходящей от Людей. Эти бандиты были настолько умны, что избегали нацеленных на них военных патрулей, вместо этого нападая на гражданских, сколотивших состоянии на росте экономики системы.
       
      Филипп Лэттимор чуть было не расстался с жизнью, во время одного из таких бандитских нападений. Этот жизнелюбивый восьмидесятилетний ветеран Первой Теваринской Войны, пытался снова записаться во Флот, когда началась вторая война. После того, как его заявление было крайне вежливо отклонено, Лэттимор сам стал патрулировать систему. Он тратил свои дни, отвечая на призывы о помощи, при этом ведя скрупулезные записи всех своих приключений. В один из дней он откликнулся на призыв о помощи, но натолкнулся на огромную банду, которая как раз в этот момент грабила беспомощную жертву. Он едва выжил после этого столкновения, и, хотя он был близок к смерти (первый раз в жизни), это не остановило его. Даже наоборот, он стал более убежден в своей идее, что нужно пресечь бандитизм в Бремене, и он понял одну вещь: в одиночку он не справится.
       
      В 2605-м Лэттимор встетился с Арктурусом Кёрнером, самым крупным землевладельцем Райтифа - де-факто губернатором этой планеты – и попросил у него денег на создание Оборонительных Сил Бремена (BDF). Как гласит легенда, Лэттимор почти целый час рассказывал о пережитом опыте и его никто не посмел прервать. Он представил детальные отчеты, о том, с чем ему пришлось столкнуться во время патрулирования, подчеркнув крайне высокую криминальную статистику в системе, и яростно утверждал, что для народа Бремена жизненно важно собраться вместе, чтобы отстоять свою систему. Как только он закончил говорить, Кёрнер задал только один вопрос: «Сколько денег вам надо?»
       
      Несколько недель спустя, Оборонительные Силы Бремена уже патрулировали систему. Под четким руководством Лэттимора, преступность в системе быстро снизилась более чем наполовину, и оставалась на низком уровне ещё очень много лет. Быть членом Оборонительных Сил Бремена было большой гордостью для тех, кто не мог, или не хотел сражаться за UEE в Теваринской Войне. Гордая традиция – быть членом ополчения – сохранилась до сих пор.
       
       
      ПРОБЛЕМЫ МИРНОГО ВРЕМЕНИ
       
       
      После окончания Второй Теваринской Войны, потребность в продуктах Райтифа для вооруженных сил UEE резко понизилась, но собрание землевладельцев, известное, как «Мельницы Бремена», не остановило производство. Они стали самым крупным производителем зерна в Империи, и быстро переключили свои силы на производство продукции для гражданских лиц. Безопасность при перевозках этих продуктов, была крайне важна, поэтому Мельницы Бремена быстро поняли, что финансировать Оборонительные Силы Бремена дешевле, чем нанимать частные силы безопасности.
       
      Соглашение было подписано быстро и мирно, но так продолжалось до 2640-го года, когда рухнул рынок зерна. Мельницы Бремена понесли серьезный финансовый урон, и вынуждены были урезать финансирование BDF. В дополнение к этому, миллионы рабочих мест, так или иначе связанных с зерновым рынком были потеряны, и система Бремен воочию увидела, как её население начало сокращаться. Внезапно, судьба BDF оказалась на краю пропасти. Потеря финансирования и отток членов – многие думали, что BDF не переживет этого.
       
      И хотя он отошел от каждодневного управления ополчением, из-за проблем со здоровьем, Филипп Лэттимор, еще раз сделал невозможное, дабы спасти BDF. Он лично посетил известных граждан, прося их о денежной помощи или пожертвовании оборудования, и призвал местных бизнесменов помочь деньгами. Теперь, больше чем когда-либо, утверждал Лэттимор, Бремену нужно сильное ополчение, чтобы защитить свой народ, в это трудное экономическое время.
       
      Многие были против, пока в 2642-м Система Адвокатуры По Безопасным Полетам в Космосе (TSAS), не обновила рейтинг криминальной угрозы Бремена, до «среднего» - самый высокий рейтинг, когда-либо выставляемый TSAS. Волнуясь за репутацию и безопасность Бремена, бизнес и простые люди решили обеспечить спокойствие в системе. Поскольку Оборонительные Силы Бремена уже имели все инструменты, нужные для этого, все поняли, что будет проще и дешевле влить в них деньги, а не поддерживать унизительно слабую полицию Райтифа.
       
      Частные и народные деньги опять полились в копилку BDF, и была запущена широкая кампания по набору добровольцев.
       
      Некоторые гневно утверждали, что основные силы защиты звёздной системы не подчиняются полностью правительству, но было сложно спорить с мощью BDF, так как очень скоро, уровень преступности в системе упал до прежних низких показателей. Всё это воскресило традицию Бремена, полагаться на ополчение, а не обычную полицию, как в других звёздных системах. Это было уникумом, по сравнению с другими системами, и именно этот опыт переняли революционеры, дабы свергнуть режим Мессера.
       
       
      РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПУТЬ
       
       
      С годами, в Бремене появилось множество других организаций ополчения, но никто из них так и не добился такого успеха и славы, как BDF. Репутация звёздной системы, как безопасной, оставалась такой долгое время и была предметом гордости её жителей. Но никто не понимал, что это было лишь из-за того, что режим Мессера не настаивал на установлении более централизованных и подконтрольных только ему сил безопасности. Поскольку с одной стороны на режим Мессера наседали Вандуулы, а с другой – Холодная Война с Ши’Анами, он понимал, что лучше не трогать то, что и так прекрасно работает. Хотя именно децентрализованная природа Оборонительных Сил Бремена позволила анти-мессеровским активистам использовать BDF для своих нужд.
       
      Согласно отчётам, выпущенным во время расследования Комиссии по Правде и Примирению, Мессер провел несколько операций по внедрению своих агентов в ополчение, дабы отслеживать их активность. Ополчение не мешало режиму Мессера и его жестким правилам, и старалось отвести давление от Бремена. Они даже поменяли свой девиз на «Бремен превыше всего», и инструктировали новичков: не обсуждать политику Империи, когда они находятся на посту или патруле. Чтобы избежать образования групп по интересам, напарники в патрулях всё время выбирались случайным образом.
       
      Эти действия помогли ополчению поддерживать свою автономию, все века, пока правил режим Мессера. Но когда волна общественного мнения повернулась против деспотичных правителей, отважная фракция внутри BDF, не сообщая другим членам ополчения, начала использовать BDF, как прикрытие для того, чтобы контрабандно провозить анти-мессеровских активистов через систему. Эта активность достигла своего пика, сразу после Бойни на Гарроне II, в 2792-м.
       
      События этого времени в истории ополчения, описаны в книге «Кольцевая дорога Бремена» - душераздирающей истории о том, что это такое – быть частью «революционного пути». В книге были собраны интервью с бывшими членами ополчения, анти-мессеровскими активистами, выдержками из дневников, и рассекреченными правительственными документами, чтобы обрисовать полную картину того, насколько опасным было тайком перевозить революционеров через систему. Большинство активистов были забраны из их родной системы на Ши’Анскую территорию, а затем – в Никс. Это сделало Бремен портом входа в UEE, и частью сложного и опасного пути. Все верят, что без этого безопасного шлюза обратно в Империю, свержение Императора Линтона Мессера XI было бы не столь быстрым. Это ещё сильнее подчёркивает важность крупных официальных лиц BDF, которые лично гарантировали революционерам безопасный проход через систему.
       
      Почти три с половиной века, Оборонительные Силы Бремена являются тем стандартом, на который должны равняться другие силы ополчения во всей галактике. Состоящие из преданных своему делу добровольцев, и поддерживаемых народом и бизнесом, BDF всегда ставили безопасность своей родной системы превыше всего. Когда RSI искали, к каким силам ополчения обратиться, для помощи при дизайне Поляриса, они сразу подумали о BDF. Члены ополчения помогли разработать дизайн, и были одними из первых, кто купил этот капшип для своего флота. Высшему командованию BDF не терпится испытать Полярис в бою, защищая то, что было для них всех самым главным в жизни – безопасность родной звёздной системы.
       
       
      // КОНЕЦ ПЕРЕДАЧИ
       
       
      ИСТОЧНИК - СТРАНИЦЫ 27-30
    • Автор: MaxVatutin
      Время выступать
       
      В то время как Argo может быть не общеизвестной компанией среди населения, так как ее продукция традиционно производится для индустриальных целей, можно практически гарантировать, что тяжелый труд и усилия Argo Astronautics повлияли на вашу жизнь. От свежей поставки зерен для вашего утреннего кофе до транзитной линии, по которой вы добираетесь до работы, Argo стала непременным атрибутом повседневной жизни за свои семь веков существования благодаря собственной линейке подвижных составов, шаттлов и вспомогательных транспортных средств. Сейчас это повсеместно распространенная компания, но началось все с единственного поезда.
       
      В 2243, после практически столетия перевозок людей и грузов через просторы Северной и Южной Америки, стареющая и наисложнейшая Транс-Американская магнитная железнодорожная линия отчаянно нуждалась в реконструкции. Тянущаяся от Барроу, США, до Пунта Аренас, Чили, она была третьей по протяженности линией на планете Земля, и по ней транспортировали тонны грузов ежедневно. Однако, в связи с растущей долей суборбитальных перевозок в общей совокупности коммерческих грузоперевозок и тем фактом, что поезда пересекали такое большое количество разнообразных территорий, управляемых местными правительствами, лишь немногие компании хотели взяться за невероятно сложную задачу обновления этой комплексной линии.
       
      Пока разнообразные правительственные организации старались привлечь инвестиции в инфраструктуру, планы так и не достигали той точки, которая бы позволила добиться финансирования. Все внимание переключилось на новое растущее сообщество на Марсе, в то время как новые быстрые квантовые двигатели от RSI со всеми их деньгами привлекли еще больше интереса к упрочению места человечества в Солнечной системе, нацеливаясь все дальше и дальше от Земли. Так как задержки и аварии на железнодорожной линии случались все чаще, казалось, что ее судьба была определена. Однако, молодая инженер-железнодорожник решила, что знает решение.
       
       
      Шаг в нужном направлении
       
      Алана Редмонд выросла на Транс-Американской линии, проведя большую часть своей юности сопровождая свою мать, которая работала старшей смены на поезде. Передвигаясь из города в город, Алана была очарована тем, как эта линия соединяет мир воедино и то, как, несмотря на то, что данные и информация могут быть переданы по всему миру в мгновение ока, люди вроде ее матери все еще безустанно работают, чтобы физически перемещать товары с одного континента на другой. Было хорошо известно, что она с удовольствием стала бы обсуждать с кем угодно, каково это – ездить на поезде, так что для ее семьи не стало сюрпризом то, что после окончания учебы Алана начала работать на Транс-Американской линии в должности помощника инженера.
       
      Не было ничего непривычного в том, что экипажу поезда частенько приходилось останавливать поезд, чтобы провести срочный местный ремонт стареющих путей, когда их сенсоры обнаруживали вибрационные аномалии от колец, расположенных вдоль линии. Сложная и требующая точности работа по восстановлению срывала график, так как подготовка, скрепление и выверка направляющих занимали время. К тому же, чем старее становились пути, тем больше ремонта они требовали, что только добавляло задержек. Все это означало, что даже единичная починка могла привести к серьезным финансовым потерям, но продолжение движения без ремонта линии было риском, который мог привести к окончательной поломке и еще большим задержкам.
       
      В один день, ожидая установки левитационного кольца, Алана заметила кусок металла, который был подхвачен магнитным полем с того места, где поезд изначально наехал на него. Изогнутая форма куска металла была почти столь же хороша, как и у оборудования, которое они использовали для композитных заплаток. Шестеренки в ее голове начали работать, и она подумала, что могла бы использовать силы, генерируемые поездом для завершения заплатки вместо существующего процесса, который был трудо- и времязатратный. Вдохновленная, она немедля нарисовала свои планы, несмотря на то, что знала о невозможности протестировать их во время активного пути. Вместо этого она обратилась к другу, который работал на свалке оборудования, и провела некоторое время, возясь с одним из списанных двигателей. С проектными спецификациями и тестовой колеей, Алана потратила все свое накопленное время отпуска и провела две недели работая над новым методом ремонта путей.
       
      Когда время подошло к концу, она знала, что была на пути к чему-то существенному, но ей предстояло сделать выбор. Нервная и перевозбужденная, Алана ушла с работы и использовала все деньги, которые она и ее мать смогли накопить, чтобы начать разработку ее нового процесса ремонта путей на полную ставку. Шесть месяцев спустя, в сентябре 2243, AR-Go Technologies был подан патент на автоматизированную систему ремонта магнитных путей, которая могла быть смонтирована на железнодорожный состав. Имя компании было игрой с инициалами Аланы, идея чего принадлежала ее матери. Разработанная ей система могла не только заменить традиционный метод ремонта путей, но и, будучи установленной на все составы, перестроить всю линию практически до нового состояния, при этом поезда бы продолжили следовать без задержек, продлевая срок службы практически неограниченно, а также наконец позволить некоторым составам из нового поколения сверхпроводниковых поездов использовать старые пути.
       
      Спрос на ремонтную систему был невероятным, заказы поступали с каждой крупной железнодорожной линии. AR-Go Technologies стала значительном успехом и в одиночку оживила всю индустрию железнодорожных перевозок практически за день.
       
       
      Следующая остановка
       
      На протяжении последующих нескольких десятилетий Алана и AR-Go Technologies продолжили вводить новые инновации – более быстрый метод фиксации и удержания грузов, новая система менеджмента пассажиров и вибрационная перезарядка – и это лишь несколько примеров. В конце концов, вместе с приобретением Todairo Manufacture и изменением названия на Argo Transportation, компания начнет переход к производству полного цикла продукции самостоятельно. Строгие стандарты и долговечность магнитных составов, которые они производили, быстро сделали их лидером индустрии. Этот стремительный успех и расширение в конечном счете приведут к самому значительному (и последнему) проекту Аланы в компании, которую она основала. Проекту, который поведет AR-Go в совершенно новом направлении – с планеты.
       
      Порт Ретанус на Марсе вырос достаточно для того, чтобы город искал подрядчика для строительства общественной транзитной системы. Несмотря на то, что Argo никогда раньше не строила цельные транзитные системы с нуля, Алана с такой страстью провела презентацию перед властями города, что ее компания выиграла тендер. К сожалению, она не смогла дожить до того момента, чтобы увидеть, как ее видение того, что она называла «объединенным кольцевым транзитным хабом», увидело свет, но Скоростная Транзитная Система Порта Ретанус до сегодняшнего дня все еще считается среди проектировщиков городов самой элегантной общественной транспортной системой.
       
      Несмотря на то, что Аланы Редмонд больше не было, чтобы наблюдать за ходом деятельности, успех Argo на Марсе показал, что компания будет способна продолжить движение и без нее. Другие значительные контракты на нескольких планетах последуют в скором времени, включая Центральный Транзитный Метрополитен на Терре и Муниципальную Транзитную Линию на Ангели. Однако, следуя заветам Аланы, новое руководство компании в скором времени предпримет очередной существенный шаг вперед, ибо впервые компания оставит железные дороги в прошлом.
       
       
      Раздвигая горизонты
       
      В поисках дальнейшего совершенствования своих сервисов и сетей Argo собрала обособленную группу дизайнеров, ищущих проблемные отрасли, которые могли бы подойти для улучшения. Во время анализа задержек со своими грузовыми поездами они обнаружили, что наибольшее влияние на график зачастую оказывали не их железнодорожные системы, а задержки в процессе трансфера грузов в разнообразных портах. Перемещение товаров с и на поезда могло отнимать значительно времени и зачастую становилось причиной широкого спектра проблем с трафиком. Чтобы ускорить процесс, в Argo подумали о том, что стоит контролировать трансфер грузов самостоятельно.
       
      Решение было найдено в приобретении Telluman Shipworks, бедствующей компании, которая занималась производством прогулочных шаттлов. Переоборудовав производственные мощности Telluman на Касселе, команда инженеров Argo создала вспомогательный орбитальный корабль (OUC), который мог перемещать грузы напрямую с крупных грузовых кораблей на поезда. Внедрив собственную систему фиксации и удержания грузов в дизайн корабля, он мог значительно ускорить и упростить процесс погрузки. Не прошло много времени, прежде чем OUC обрел гораздо большую аудиторию, нежели собственные транзитные системы Argo.
       
      Все больше и больше пилотов сами испытывали грубую простоту, с которой управлялся OUC, а потому в скором времени начали покупать подержанные корабли и переоборудовать их для собственных нужд. В Argo, понимая весь спрос, увеличили производство, а в 2619 выпустили Argo Multi-Purpose Utility Vehicle (MPUV), свою первую массово доступную модель. Ко времени изначального запуска модели был доступен только грузовой модуль, но через некоторое время модули для перевозки людей, спасательные, ремонтные и многие другие вариации появились в продаже. Если была какая-то работа, всегда был Argo, способный ее выполнить.
       

       
      Успех MPUV заставил Argo продолжить расширение своего корабельного департамента, пока тот не перерос подразделение, занимавшееся наземными перевозками. Реструктуризация внутренних приоритетов привела к очередной смене названия, и в 2665 году появилось имя Argo Astronautics, которое лежит в основе столь многих транспортировок.
       
      Сегодня Арго производит широкую линейку вспомогательных и транспортных кораблей и средств передвижения – от шаттлов и атмосферных коммерческих судов до капсул, предназначенных для входа в атмосферу – работающих вместе для того, чтобы доставлять людей и товары Империи туда, куда необходимо. Даже военные стали зависимы от MPUV для своих вспомогательных нужд. И несмотря на то, что деятельность Argo Astronautics определенно расширилась со времен Аланы, стремление к тому, чтобы работа выполнялась в лучшем виде, осталось в приоритете.